Частное мнение: Размышления о законопроекте «Об иностранных агентах»

После приобретения суверенитета каждый год у нас случаются какие-то неординарные события, которые оставляют разочарования или досады в обществе.

Тойгонбай Джаанбаев, Голос свободы, Нарын

Своим мнением о широко обсуждаемом в обществе и так называемом законопроекте «Об иностранных агентах» делится Тойгонбай Джаанбаев, уполномоченный омбудсмена (акыйкатчы) КР по Нарынской области.

Более достойные называться «иностранными агентами»

Сама по себе идея, предложенная разработчиками данного законопроекта, достойна поддержки со стороны государства, гражданского сектора и каждого гражданина вообще, потому что, за годы независимости, можно сказать, почти неиссякаемым ручейком текли в нашу страну денежные средства в виде грантов, кредитов и так далее.

То, что наши внешние долги составляют более 3,5 млрд долларов США, всем известно. Но еще никто не знает точного объема грантов, которые Кыргызстан получил на разные нужды, в разные годы суверенитета. Я предполагаю, что президенты и премьер-министры не могут назвать даже приблизительную сумму денег, которые наша страна получила в качестве грантов за последние 23 года суверенитета.

Правда, после 2010 года ситуация изменилась почти кардинально, так как внешние гранты, кредиты используются по назначению. Но никто не гарантирует, что какая-то часть грантов все равно не оседает в карманах чиновников разного ранга, как правило, на уровне министерств и нижестоящих чинов, которые непосредственно соприкасаются с распределением грантов, кредитов и так далее.

И никто, не в ответе, ибо законы написаны так, что государственные чиновники, которые непосредственно распоряжаются грантами, кредитами выходят из воды сухими. Кроме того, почти отсутствует какая-либо прозрачность в распределении и отслеживании использования грантов и кредитов. Государственные чиновники разных рангов держат эту информацию за семью замками, как государственную тайну.

Раз государство хочет отслеживать гранты, которые получают многие представители гражданского сектора, то почему бы не предоставить народу и общественности возможность получать информацию о том, куда уходят те гранты, которые получило государство от иностранных доноров. Неужели их также надо причислять к разряду иностранных агентов? C принятием данного законопроекта возникает несправедливость, одних юридических лиц можно отнести к разряду иностранных агентов, а других нет, потому что те – государственные.

Вспомним о тех 16 млн долларов США, которые получило наше правительство, чтобы закупить племенных баранов из Австралии или Новой Зеландии или разве кто-нибудь отслеживал, сколько средств было затрачено по назначению, а сколько «ушло» в карманы чиновников, которые до сих пор живы и здоровы, при строительстве дороги Ош-Бишкек? Разве народ знает, были ли все кредиты потрачены строго по назначению при реконструкции международного аэропорта «Манас»?

За годы суверенитета получены многомиллионные кредиты, гранты, по линии минздрава и прочих ведомств и министерств. Народу сказали, что все они затрачены по назначению, но конкретно, куда эти деньги были истрачены и кто ответствен, никто не знает или народу не обязательно знать, куда эти миллионы «ушли»? Раз сказали, что все потрачено по назначению, значит к этой теме просто нельзя возвращаться, переспрашивать или задумываться над тем, куда эти деньги «ушли»?

Разве кто-нибудь верит, что те миллионы долларов США, которые получены для поддержки бюджета страны и курса сома, «ушли строго по назначению»? Кроме официального подтверждения, что эти средства затрачены по назначению, народ просто не имеют никакой информации. Никто из грантополучателей кредитов, я имею ввиду правительства разных лет, особенно до 2010 года, ни разу не давал полного отчета об использовании этих грантов. А об информации по полученным грантам и кредитам для нужд местного самоуправления, минздрава, минобразования, соцзащиты и так далее, просто не стоит заикаться вообще.

Было бы разумнее, если бы получатели грантов и кредитов по линии правительства, министерств и ведомств также строго отчитывались не только перед государством, но и перед общественностью, народом Кыргызстана. Налогоплательщики также имеют право знать кое о каких «делишках», происходящих при получении и распределении грантов, кредитов, полученных по линии правительства.

Поскольку у нас была системная коррупция до 2010 года, когда коррупционеры правили «балом» везде и всюду, в озвученные Правительством заверения о том, что полученные гранты и кредиты строго использованы по назначению верится с трудом.

О том, что наша армия, погранслужба, милиция и прочие силовые структуры за счет грантов и кредитов находятся на плаву и как использованы эти средства, я не стану рассуждать по одной лишь причине — потому, что я, как гражданин и налогоплательщик, не имею достоверную информацию.

А информация, вывешенная на сайтах, дает только краткие данные о том, что закуплены или предоставлены столько-то единиц машин, обмундирования, оборудования и так далее. То есть, полный отчет для публики, для народа еще никто не давал.

Возможно, полная отчетность существует, если существует, то только для высших лиц и под грифом «ДСП» (Для служебного пользования) или «Секретно». Народ-то не обязан знать все дебри проблем Тем более, под этими грифами легко утаить любую информацию от налогоплательщиков, назойливых журналистов и правозащитников.

Государственные органы, структуры, МСУ, включая школы, детсады, приюты, дома престарелых, медучреждения, музеи, учреждения культуры и пенитенциарной системы, также являются основными получателями грантов и кредитов, во много раз превышающих объемы грантов, которые получают представители гражданского сектора.

И религия не остается в стороне

Другой поток грантов идет по линии религии. Правда, здесь государство до сих пор находилось на почтенном расстоянии — кто строил мечеть, откуда эти «шейхи» и «адал» и эти средства никто не спрашивал: ни государство, ни народ.

Из-за неимения информации, рассуждать что-либо по данной теме было бы неэтично. Думаю, что государство имеет право контролировать поток грантов, которые идут к нам не только через мусульманские страны, но и по другим каналам. Пожалуйста, если какой-то шейх или меценат хочет построить мечеть или дом богослужения, бога ради, пусть построит. Но стройка должна быть согласована с государственным органом и пройти регистрацию через регистрационную службу КР и так далее.

Разумеется, отчетность и прозрачность полученных средств, затраченных при строительстве зданий, мечетей, церквей должна быть доступна не только спецслужбам и налоговикам, но и народу, общественности, представителям гражданского сектора.

А говорим только о некоммерческом секторе

Третий поток грантов уже в течение долгих лет поступает к нам по линии гражданского сектора. До сих пор, со стороны государства и народа не представляло интерес, откуда поступают деньги, поскольку средства были не государственные и не бюджетные, не было необходимости строго отслеживать полученные гранты на конкретные проекты и так далее. Был издан закон о негосударственных, некоммерческих организациях, который всего лишь регулировал взаимоотношения представителей НПО и государства.

Все доводы, которые озвучены в обращении представителей гражданского общества Кыргызстана на имя высших руководителей страны и омбудсмена КР, опубликованные через СМИ, в целом, правдивы и справедливы.

Конечно, очень небольшая часть активистов гражданского сектора ударилась в политику. Это естественно, когда у нас почти все «базаркомы» ударились в депутаты, мэры, акимы и вообще во власть. Но, как верно отметил акыйкатчы Бактыбек Аманбаев, при участии в теле передаче «Ынгайсыз суроолор», когда представители гражданского сектора озвучивают правонарушения во время проведения мирных митингов, пикетов, или выявляют негативные схемы в госструктурах, или в действиях отдельных должностных лиц, это не должно рассматриваться, как участие в политике. Иначе, Кыргызстан никогда не будет демократической страной.

Допустим, какая-то НПО устроила мониторинг проведения выборных процессов в депутаты Жогорку Кенеша или местного кенеша. При выявлении правонарушений, представитель НКО, проводящий мониторинг, обязательно обнародует эти факты через СМИ и публично выскажет свое мнение. Пожалуйста, эти действия можно растолковать, как политические. И, следовательно, данная НКО автоматически подпадает под критерий «иностранного агента». Или, выявление и обнародование коррупционных схем среди государственных структур, а конкретно — коррупционные действия отдельного госчиновника, не дай бог, депутатов разных рангов. Естественно, природа НКО такова, что они должны обнародовать это через СМИ.

Толкованием понятия термина «иностранный агент» занимается Министерство юстиции, то есть субъективные мнения господина министра и иных высокопоставленных должностных лиц и будут официальным вердиктом для представителей НКО, которые уличены в совершении «противозаконных действий», разумеется, если будет принят данный законопроект. Я думаю, что из таких соображений почти все представители НКО опротестовали принятие данного законопроекта.

Когда-то НПО были нужны властям, а теперь стали врагами?

В лихие 90-е годы, вплоть до 2010 года, гражданский сектор не только обеспечивал работой и зарплатой многие тысячи семьей кыргызстанцев, но и решал социальные, экономические проблемы, которые государство в те годы не могло, не хотело или не имело возможности решить. Гражданский сектор также защищал законность и демократию, осуществлял защиту прав человека, в том числе защиту прав политических деятелей оппозиции, которые подвергались преследованиям во время режимов Акаева и Бакиева (свергнутых президентов Кыргызстана).

Демократично настроенные журналисты и активисты НКО в рамках грантов, которые они получали из заграницы, предоставляли эфирное время, полосы газет, а ресурсные центры по поддержке демократии предоставляли площадки для демократично настроенной части общества, развивали и сохраняли тонкую полосу демократии на нашей земле. Тогда почему-то их не называли «агентами». А без их помощи, диктатуры Акаева и Бакиева были бы незыблемыми до сих пор, и где бы находились защитники данного законопроекта сейчас? Я думаю, что явно не в сессионных залах ЖК КР.

В Обращении НПО приведены обременительные требования для всех НКО при принятии данного законопроекта. Пытливый читатель поймет, что требования данного закона просто задушат гражданский сектор.

В Обращении авторы указывают на то, что «законопроект, в случае принятия, будет иметь негативный эффект на все НКО, включая благотворительные и гуманитарные организации, оказывающие социальные услуги населению».

Конечно, имеются некоторые представители НПО, которые, имея гранты от доноров, часто включаются в политическую борьбу. Многие коррупционеры, используя свои должностные положения, также включаются в политическую борьбу. Кроме того, у нас имеется тенденция, что опальные политические деятели обязательно используют услуги отдельных представителей НКО и правозащитников и могут использовать не по назначению средства, которые они имеют, от имени НКО или его лидера.

Действия таких лиц не должны бросать тень на всю армию «нпо-шников», в большинстве случаев являющихся патриотами своей страны хотя бы по одной лишь причине, что они привлекают гранты и заработную плату для граждан Кыргызстана. И вешать на них ярлык «иностранного агента» неуместно, господа, у нас-то на дворе не 30-40 года времен Сталина!

Речь идет о контроле. Об этом, высказался и Президент КР Алмазбек Атамбаев. А контроль должен осуществляться в рамках как национального, так и международного законодательства, и быть одинаковым для всех грантополучателей: и для тех, кто получает средства по линии правительства, и для НКО-сектора, и для религиозных организаций.

Заработает ли закон законно?

Кроме того, законопроект однозначно предлагает предоставить минюсту полномочия вмешиваться во внутренние дела НКО, что наводит простого читателя на мысли о том, что неужели минюст хочет «сесть на хвост» НКО? То есть, если вещи называть своими именами, то они хотят быть в доле?
Если даже рассуждать, что закон в таком виде будет принят, то все равно какая-то часть НПО будет давать заявку на получение грантов. И вот здесь вступают в игру большие чины минюста по своему усмотрению — кто даст больше, того проект проходит и так далее.

Поверьте, уважаемые читатели, за 23 года суверенитета, «институт отката» у нас никто не отменял. Любой министр, который имеет право запрещать или разрешать, будет негласно требовать «откат» или захочет «сесть на хвост». «Институт отката» существует и в Америке, и в Англии, и в Китае. А у нас он на генном уровне присутствует почти у каждого чиновника, даже тогда, когда у нас идет открытая борьба против коррупции!

Я думаю, что давно пора наводить порядок по использованию и прозрачности, отчетности грантов и кредитов, которые приходят к нам по вышеуказанным линиям. Я предлагаю расширить сферу действий данного закона. Закон должен носить регулирующий характер взаимодействий грантополучателя и кредита с государством и общественностью, налогоплательщиками независимо от форм собственности, юрисдикции. Народ должен знать, куда уходят те кредиты и гранты, которые получены по линии правительства, министерств и ведомств, МСУ и НКО, религиозных организаций, конкретно с указанием названий государственных структур, вплоть до указаний Ф.И.О. ответственных чиновников.

А предложенный законопроект, в первую очередь, сделает минюст надсмотрщиком над НКО и, естественно, здесь обязательно возникнет новая коррупционная схема «откатов». При этом надо отказаться от термина «иностранный агент», так как мы ведь живем в 21 веке. Кстати, сам Президент России Владимир Путин в недавнем телеинтервью дал понять, что надо отказаться от некоторых идей, заложенных в Законе РФ «Об иностранных агентах». Здесь, я думаю, что он имел ввиду именно название закона.

Надо принять закон, который обеспечивает прозрачность и отчетность всех грантов и кредитов, которые получает наше государство, в лице правительства, министерств и ведомств, религиозных учреждений и НКО.

Тойгонбай Джаанбаев, уполномоченный омбудсмена (акыйкатчы) КР по Нарынской области

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=23288

Поделиться ссылкой:

Мы в соцсетях


Подписаться на новости


Последние новости