Дело погибшего солдата: Случайный выстрел или преднамеренное убийство?

Военный суд рассматривает дело об убийстве солдата двумя офицерами. Прокуратура квалифицировала их действия, как убийство по неосторожности, но родственники требуют, чтобы их судили по более тяжкой статье «Убийство».

Гульмира Тыналиева, Голос свободы, Бишкек

Бахтияр Кочорбаев проходил службу в войсковой части №97632 Воздушной обороны Вооруженных сил Кыргызстана. 26-летний солдат погиб 22 ноября 2014 года, после того, как двое офицеров, находившихся в нетрезвом состоянии, застрелили его.

Сейчас дело рассматривает Военный суд Бишкекского гарнизона. Женишбек уулу находится под домашним арестом, а Турматов в следственном изоляторе. Военная прокуратура Бишкекского гарнизона, проведя расследование, постановила, что Кочорбаева убили по неосторожности. Но потерпевшая сторона считает, что виновных должны судить именно по статье «Убийство».

«Нужно проверить еще многие факты, но совершенно очевидно одно — убийство было преднамеренным. Для этого достаточно изучить траекторию выстрела. Стреляли сверху вниз и не один раз», — сказал адвокат потерпевшей стороны Жаманкул Жунусов на пресс-конференции в Бишкеке.

По словам Жунусова, находясь в нетрезвом состоянии, офицер Нурбек Женишбек уулу выстрелил в ботинок Бахтияра и передал свое табельное оружие Аккулу Турматову, который произвел второй выстрел — пуля попала в подбородок, прошла через шею в легкие и застряла в левом предплечье.

Куда именно стрелял Женишбек уулу, сторона пострадавших не знает, так как им не дают ознакомиться с материалами дела, но адвокат и родственники уверены, что первая пуля попала в берцы Кочорбаева, так как они пропали с места происшествия. Гильзы от патронов также не были обнаружены.

То, что офицеры находились в нетрезвом состоянии подтверждает дневальный по роте.

«Даже поверхностный анализ показывает, что если бы это был случайный выстрел, то он не проходил бы под углом 170 градусов. Турматов, прежде чем произвести смертельный выстрел, был убежден в наличии патронов в патроннике», — заявил адвокат.

Сразу после случившегося, на место происшествия вызвали скорую помощь, но не дождавшись медиков, Бахтияра повезли в больницу на личном автотранспорте старшего лейтенанта Курназарова, однако, по дороге в больницу, потеряв 2,5 литра крови, Кочорбаев умер.

После того, как Кочорбаева увезли в больницу, дежурный по части приказал вытереть кровь с пола. При уборке места происшествия ефрейтор Абдыбеков видел лежавшую возле тумбочки гильзу, но при последующем осмотре ее не обнаружили.

«Сразу после происшествия, до прибытия на место оперативной службы, они очистили следы крови и спрятали гильзы и берцы. Мы ничего не берем из воздуха. Все это указывается в рапорте заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных сил КР Ж. Капарова, который был составлен сразу же после происшествия и на сегодня это пока единственный документ, основанный на фактах, поскольку далее идет уже фальсификация деталей дела и сторонники виновных в убийстве лиц хотят всеми способами избежать законного уголовного наказания», — уверен он.

Адвокат сообщил, что родственники Женишбека уулу прикрываются связями в Верховном суде, добавив, что вышестоящие инстанции не принимают в производство надзорные жалобы об отправке дела на доследование.

«По нашим сведениям, у Женишбека уулу есть родственница в Верховном суде. Его родители не раз угрожали и заявляли моей подзащитной, матери погибшего солдата, о том, что сейчас все решают деньги и связи и, следовательно, их сына никто не посадит», — заявил защитник семьи пострадавшего.

В интервью порталу заместитель командира части, в которой служил Бахтияр, Айни Алтынбеков рассказал, что допустившее ненадлежащий контроль командование войсковой части было в полном составе снято с должностей. Он сам приступил к исполнению своих служебных обязанностей после инцидента, в ноябре 2014 года.

По словам Алтынбекова, они оказали материальную помощь матери Кочорбаева и постоянно поддерживают с ней связь по телефону.

«Мы также ожидаем справедливого решения военного суда, на заседаниях которого присутствует юрист войсковой части в целях защиты интересов стороны потерпевшего. Наше мнение заключается в том, что Турматов, исходя из степени тяжести его вины, которую определит суд, должен получить соответствующее наказание», — говорит он.

Пойдет до конца

Мать погибшего Бурулбюбю Чалбаева рассказала, что в последнее время на нее совершаются нападки со стороны родственников обвиняемых.

«Когда я в суде проходила мимо Нурбека Женишбека уулу и попросила его убрать ноги, в ответ он схватил меня за руку, а его отец ударил по голове. А его мать, смотря мне в глаза, сказала, что через два месяца она освободит своего сына и заберет. Она мне заявила, что за ними стоит Темир Сариев и что он их поддерживает, поэтому ничего я сделать не смогу», — говорит женщина.

Несмотря на это, она не намерена сдаваться.

«Я готова продать дом, живность, собрать деньги у родственников и идти до конца, чтобы виновные понесли наказание по всей строгости закона. Я буду стучаться во все двери, поеду в Москву и пожалуюсь на тот беспредел, который творится в кыргызской армии. Я не остановлюсь, до тех пор, пока мои ноги не отнимутся и я не слягу в постель. Но если эти ребята избегут наказание, то я готова убить их сама. Я готова пойти на этот крайний шаг», — заявила она.

Бахтияр Кочорбаев

Несчастный случай

Мать Турматова, Булбулайым Мамбетова, рассказала свою версию произошедшего. По ее словам все было не так, как это представляет Жунусов. Это был несчастный случай.

«Как рассказал сын, именно Нурбек отправил его за водкой. После того, как они выпили, ребята начали играть с оружием и стрелять из него, предварительно сняв магазин с патронами. В тот момент, когда они направились в казарму и к ним вышел Бахтияр Кочорбаев, мой сын, будучи уверенным, что пистолет не заряжен, хотел просто напугать и, направив его на Бахтияра, нажал на курок», — говорит она.

Мамбетова уверена, что у обвиняемых не было умысла убивать Бахтияра, иначе бы они не стали вызывать скорую помощь.

Она добавила, что пытается помогать матери погибшего солдата материально.

«Я лично ездила на похороны и вручила семье погибшего 10 тысяч сомов (161 доллар США), потом дала еще 100 тысяч сомов (более 1600 долларов США) на поминки. Кроме этого, оказала помощь в размере одной тысячи долларов (62 тысячи сомов)», — рассказывает женщина.

Мамбетова утверждает, что в общей сложности уже отдала семье погибшего 7 тысяч долларов США (430 тысяч сомов) и намерена дать еще 5 тысяч долларов (310 тысяч сомов), заложив дом.

«Мне искренне жаль, что случилось такое несчастье и мне понятна боль и невосполнимая утрата, которую понесла семья Бахтияра», — рассказала она.

Мамбетова добавила, что не понимает позицию родственников Женишбека уулу — за это время его родители ни разу не посетили семью погибшего и не пожелали материально им помочь.

«Эти люди продолжают настаивать на абсолютной невиновности своего сына и утверждают, что стрелял не он, а мой сын. Но ведь выстрел производился из табельного оружия их сына и мне не понятно, почему никто не берет во внимание этот факт», — говорит она — «Я очень надеюсь на справедливое решение суда, а на что или на кого надеются родители владельца табельного оружия я не знаю […] Их равнодушие, наверное, и стало причиной того, что потерявшая сына мать просто “потеряла голову” и теперь грозится пойти даже на самосуд».

Гульмира Тыналиева, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=25712

Поделиться ссылкой:

Мы в соцсетях


Подписаться на новости


Последние новости