Подросток: Оперативник достал пистолет и… Я испугался, подписал признательные показания

Кечиресиз, материалдар которула элек. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Дети в конфликте с законом заявили правозащитникам, что сотрудники милиции применяли к ним пытки и жестоко обращались с ними.

Голос свободы, Бишкек

В 74,6% случаев пытки в отношении несовершеннолетних применяли сотрудники РОВД. 23,8% опрощенных детей сообщили, что не правомерные действия применялись сотрудниками учреждений, где они содержатся. Только 1 ребенок из 54 сказал, что пытки к нему применял следователь, пишет в своем ежегодном докладе Национальный центр по предупреждению пыток (НЦПП) Кыргызской Республики.

Национальный центр по предупреждению пыток в партнерстве с Коалицией против пыток в Кыргызстане провел 42 специальных посещений закрытых учреждений, где содержатся несовершеннолетние. В ходе посешения были изучены дела 54 несовершеннолетних.

Во время мониторинга 38 детей отметили, что пытки применялись с целью получить признательные показания. К шестерым детям пытки применены в целях наказания, троих детей принуждали к совершению каких-либо дейтствий с помощью жестокого обращения.

В отчете авторы привели несколько цитат из ответов несовершеннолетних детей. Дети рассказали,  каким путем к ним применяли пытки, в каких условиях их содержат…

Шестьнадцатилетний мальчик говорит, как во время допроса к нему применяли пытки.

“В РОВД Али держал мои руки за головой, а второй сверху бил и пинал меня в пах. Потом они хотели приписать мне еще несколько дел. И сзади били меня по лицу, сзади очень больно. Тянули за уши, издевались и насмехались. Я не смог терпеть боль и взял на себя еще 3 дела», – говорит 16-летний мальчик, находящийся в ИВС ГУВД города Бишкека.

По словам 17-летнего мальчика из детской колонии №14 в селе Вознесеновка, во время допроса оперативник достал из карамана оружие и напугал его.

«Когда меня привезли первый раз на допрос, в кабинет зашел второй оперативник и сказал: “может быть его застрелить?”, достал пистолет и показал его мне. Я очень сильно испугался и подписал признательные показания. После этого меня отвезли в другое место», – говорит он.

По словам несовершеннолетних, к ним применялись пытки в разных видах: в виде избиения, удушения, применялся электрошокер, вводили под ногти иголки, обливали холодной водой на морозе, унижали и оказывали психологическое давление.

18-летний подросток Н. содержится в детской колонии №14 и он говорит: «Меня задержали по подозрению в изнасиловании, задерживали 4 сотрудника милиции. При задержании они не представились, документы не показали. Привезли меня в РОВД. Там били меня руками по голове, по спине, по почкам, засовывали иголки под ногти. Задержали меня примерно в 20:00, а избиения продолжались до 3 ночи, когда меня водворили в ИВС».

По результатам опроса, в 79,6%  случаях задержания несовершеннолетние не были проинформированы о причинах задержания и правах задержанного.

По Закону КР с момента фактического задержания должны быть извещены родители несовершеннолетнего или другие его законные представители, в том числе сотрудники уполномоченного государственного органа по защите детей, не позднее трех часов после задержания.

“Это требование УПК КР было выполнено лишь в 20,3% случаях. В 25,9% случаях родителям о задержании их несовершеннолетнего ребенка сообщили в тот же день, но позже 3-х часов. В 1,8% случаев сообщение родителям было сделано на следующий день после задержания, а в 16,6% случаев родителям вовсе не сообщили”, – пишет в своем годовом отчете НЦПП.

В отчете отмечается, что доступ к адвокату несовершеннолетним задержанным предоставляется не сразу, а качество предоставляемой бесплатной помощи так называемых «дежурных» адвокатов – низкое.

Во время посещения учреждения №21, там содержался несовершеннолетний мальчик вместе с 8-ю взрослыми. Это нарушает международные стандарты и Законы КР. По закону, в исключительных случаях, с письменного согласия прокурора допускается совместное содержание взрослых с несовершеннолетними, что противоречит международным стандартам.

“Практика совместного содержания взрослых и несовершеннолетних в ИВС, СИЗО способствует криминализации мест лишения свободы для несовершеннолетних. До тех пор, пока не будет отдельного содержания несовершеннолетних от взрослых, говорить о реабилитации и ре-социализации несовершеннолетних, попавших в криминальную среду, не имеет смысла”, – говорится в отчете.

В ходе бесед с несовершеннолетними группы посещения анализировали информацию о дисциплинарных мерах, которые применяются к детям. Из общего перечня предусмотренных законодательством мер, крайне редко применяются меры, которые носят ненасильственный характер, такие как написание объяснительной, предупреждение, выговор.

Значительно чаще применяется одиночное заключение в дисциплинарном изоляторе (ДИЗО) –– 31,5% случаев.

“Мне пришла передача от мамы, которую сотрудники СИЗО швырнули мне в лицо и из моих уст вырвался мат. За это я попал в карцер в первый раз. Во второй раз – я спал. Один мальчик заболел. Ребята звали корпусного, но он не приходил. Затем ребята начали жечь мелкие кусочки ваты и кидать через глазок в коридор. Утром был «шмон». Айбек сказал, что возьмет вину на себя.

Я попросил отпустить его, что вместо него сяду я. Но, они сказали, что я сяду вместе с ним. На мой вопрос: Почему? Ответили “Ты смотрящий в камере””, – говорит 15-летний мальчик из учреждения ГСИН №25 (СИЗО).

Доступ к медицинской службе есть у большинства опрошенных несовершеннолетних. Так 80% опрошенных указали, что имеют возможность обратиться за медицинской помощью. В 24% случаев несовершеннолетние вообще не пользовались медицинскими услугами, так как считают ее либо не эффективной, либо им в ней отказывают. Среди основных средств медицинской помощи, несовершеннолетние назвали назначение им таблеток, мазей, инъекции, перевязки. Восстановительные услуги для несовершеннолетних, лишенных свободы, включают меры по ре-социализации и, в том числе, поддержка контактов с семьей. Однако только в 43% случаях мальчики имеют возможность поддерживать отношения со своей семьей, в остальных 43% – у подростков нет такой возможности, в 15% – у них нет семьи. В 28% случаев у несовершеннолетних нет возможности позвонить своей семье.

Полной версией доклада НЦПП за 2015 год можно ознакомиться здесь.

Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=30583

Шилтемени бөлүшүү: