Семейное насилие в Кыргызстане: Всю тяжесть проблемы несут общественные организации

Есть Национальный план по решению проблемы, но госорганы даже не регистрируют факты насилия, а фемида судит женщин сурово, закрывая глаза на их беды. 

Голос свободы, Ош

Общественный фонд «Женский Банк Мира» и творческая группа ТРК НТС представляют журналистское расследование на тему: «Причина участившихся случаев суицида в Оше, как следствие семейного насилия в отношении женщин».

В Оше, наблюдается рост семейного насилия в отношении женщин.

Гражданские активисты наиболее пристально отслеживают проблему суицида в городе Оше и в Ошской области. За последние 3,5 года, ими была составлена определенная статистика, согласно которой наблюдается рост не только попыток совершить самоубийство, но и случившихся в результате этих действий смертей. Женщины Кыргызстана часто подвергаются рукоприкладству, моральному и сексуальному насилию со стороны членов семьи. Не в силах больше терпеть унижения и побои, некоторые женщины решают свести счеты с жизнью. Как это сделала 23-летняя, Нигора Камилова из Ноокатского района.

История Нигоры…

Нигора и ее муж прожили вместе всего 36 дней, затем супруг уехал на заработки в Россию, оставив жену дома с родителями и сестрами. По словам матери покойной, с того момента как уехал зять, ее дочь почти ежедневно подвергалась моральному и физическому насилию со стороны родственников мужа. Звонила мужу в Россию, но с его стороны не получала поддержки.

Рассказывая об ужасной трагедии, которая произошла, мать Нигоры Мавлюда Камилова, не смогла удерживать слезы. Ее дочь, преподаватель одного из местных лицеев, не смогла противостоять жестокому насилию.

«Она несколько раз приходила и просилась обратно домой, но я каждый раз уговаривала дочь и отправляла в дом зятя. В день смерти золовка дочери сильно избила ее. Прямо каблуком туфель била мою дочь по голове, весь лоб у нее распух и был в синяках. Ударила ногой в живот, так что моя дочь, вся скрючившись, еле дошла до дома. Я сказала ей, что нужно идти к врачу, а после в милицию. Но она ответила, что стыдится выходить на улицу в таком виде. Плакала и говорила, что ей лучше умереть. Пока я пошла, позвать на помощь брата, дочка зашла в сарай помылась, прочла намаз и повесилась…»

Статистика фактов суицида

Согласно данным УВД, в городе Ош и Ошской области, за последние 3,5 года было зарегистрировано 202 факта суицида женщин. С каждым годом наблюдается рост этих фактов.

В 2013 году 59
В 2014 году 69
В 2015 году 54
В 2016 году (за 6 месяцев ) 30

В 88% случаев суицидов причина – семейное насилие.

В местных больницах за три с половиной года зарегистрированы 131 случай суицида , но лишь в 11 случаях судмедэкспертиза дала заключение «суицид». По остальным: либо родственники не обращались, либо экспертиза выясняла «другую» причину смерти.

При этом по данным Ошского городского суда, за 4 года ни один человек не был осужден по статье «Доведение до самоубийства».

Родственники жертв скрывают факты суицида

Часто родственники женщин, покончивших жизнь самоубийством, не доводят дело до суда. Потому, что не верят в справедливость судебных решений. Родители погибшей Нигоры Камиловой из Нооката, в течение 9 лет так и не добились правосудия. По рассказу Камиловых, их дочь была избита и доведена до самоубийства золовкой, но суд вместо нее, 8 лет назад осудил 75-летнюю свекровь покойной на год, при чем условно.

“К кому только не обращалась, все отвечают, что дело закрыто и все на просьбы снова возобновить следствие не соглашаются”, – говорит М. Камилова, мать Нигоры.

Причиной того, что истинные виновные не были привлечены к ответственности, является незаконные действия прокурора считает, отец покойной.

По его словам, обвиняемая сторона подкупила прокурора, а он подготовил документы так, что виновной признали свекровь вместо золовки. А суд, учитывая ее пожилой возраст, осудил условно на год, потом, следующая инстанция добавила еще год и тоже условно. С тех пор прошло 9 лет, тот прокурор по данным областной прокуратуры, уже давно не работает в этой сфере. А судью несколько лет назад осудили по статье «Превышение должностных полномочий», но не по делу Нигоры Камиловой. Поэтому поговорить с ними не удалось. Несколько лет Сакижан Камилов пытался восстановить справедливость, в разные годы обращался и в институт Омбудсмена, к генеральным прокурорам, и к президентам. Но получал один и тот же ответ, – «решение Верховного суда не подлежит обжалованию».

Сакижан Камилов, отец покойной Нигоры Камиловой:

“Все дали одинаковый ответ, мол, свекровь понесла наказание, что еще надо, и все. Но ведь виновата не она, а золовка? Есть свидетели, которые видели, как она била мою дочь, всю дорогу от дома до работы… Я в декабре прошлого года подал заявление в суд о возмещении материального и морального ущерба. Слушание назначено на конец августа, я надеюсь на справедливость”.

Иногда близкие покойных пытаются скрыть факт самоубийства, и говорят, что всему виной болезнь или несчастный случай. По словам PR – менеджера кризисного центра «Сезим» Гульмиры Уметалиевой, люди делают это, прежде всего из религиозных побуждений.

“По канонам шариата в отношении того, кто покончил жизнь самоубийством, не читают «джаназа» (молитва-намаз по умершему перед захоронением). Во вторых, родственники мужа скрывают, чтобы его не арестовали. И таким образом, преступление не раскрывается, а правда хоронится вместе с покойным”.

До суда доходят единицы…

В течение 3,5 лет правоохранители южной столицы и Ошской области выдали более двух с половиной тысяч охранных ордеров лицам, применившим насилие в отношении членов их семьи. И это при том, что в правоохранительные органы обращаются лишь 10% жертв. Одна из женщин которая, предпочла сохранить личность в секрете, рассказала как повлиял на мужа охранный ордер. Женщина часто подвергалась физическому насилию со стороны мужа, вконец решила обратиться в милицию с заявлением.

“Муж очень сильно пил, и постоянно устраивал дома скандалы. И я была вынуждена обратиться в милицию за охранным ордером, написала заявление, чтобы в отношении мужа приняли необходимые меры. В третий раз даже дали предупреждение, что посадят на 15 суток. Он испугался. Сейчас не ведет себя как раньше”.

Согласно статистике в отношении лишь 12% мужчин, которые получали охранные ордера, были возбуждены уголовные дела. Зачастую женщины либо сами забирают свои заявления, либо их заставляют это сделать родственники мужа. В МВД КР отмечают, что за последние 15 лет правоохранительным органам республики было отказано в возбуждении уголовных дел, по более двадцати тысячам фактам семейного насилия.

Число выездов по фактам семейного насилия (семейные скандалы), сотрудников органов внутренних дел города Ош и Ошской области, за период с 2013 по июнь 2016 года, составило 4321. По их результатам:

Число зарегистрированных фактов семейного насилия – 1430.

Число лиц, обратившихся в бюро судебно-медицинской экспертизы г. Ош и Ошской области – 1004.

Количество лиц привлеченных к административной ответственности – 567

Количество уголовных дел, направленных в суд – 215

Осуждены -107.

Таким образом, исходя из числа выездов, которые милиционеры совершают, получив сигнал о «Семейном скандале», суд признает виновным лишь одного из 42 обвиняемых.

В милиции попытки суицида зачастую регистрируются как отравление. В городе Ош и Ошской области случаев намеренного отравления с целью совершения суицида, за последние 6 месяцев текущего года, уже зарегистрировано 365 случаев.

Между тем в государстве существует целый перечень правовых инструментов, которые призваны защищать права жертв насилия в семье.

В 2010 году равенство мужчин и женщин закреплено в Конституции КР.

В 2003 году принят закон «О социально-правовой защите от насилия в семье».

В 2008 году принят закон «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин»

Наказание за семейное насилие

За нанесение тяжкого или же менее тяжкого вреда здоровье супруги, судом предусматривается административная и уголовная ответственность. Сумму штрафа суд устанавливает в зависимости от степени полученного увечья. А согласно Уголовному кодексу, насильнику грозит арест от 6 месяцев до двух лет.

В милиции отмечают, что наказание в виде денежного штрафа в отношении мужа насильника зачастую провоцирует очередные конфликты в семье. В результате которых, опять же страдают сами женщины. Ведь эти штрафы бьют по бюджету всей семьи, при этом зачастую причиной конфликтов является именно финансовые проблемы.

Замир Сыдыков, пресс-секретарь УВД г. Ош:

“Было бы эффективнее, если бы суды виновников в семейном насилии вместо денежного штрафа привлекали к общественной работе. Они, разумеется, выплачивают денежный штраф, при этом озлобленные мужчины обвиняют супругу в вынужденных расходах, что становится причиной новых конфликтов”.

Помимо внутренних нормативов Кыргызстан имеет международные обязательства. В 1995 году страна присоединилась к Пекинской платформе действий. Ратифицировала ряд международных конвенций, включая Конвенцию ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Подписала Декларацию тысячелетия ООН. Но, ежегодно Кыргыстан получает замечания от специальной космиссии ООН за не выполнение своих обязательств.

“На протяжении последних трех лет, представители Кыргызстана дают государственный отчет перед структурами ООН. В них отмечается, что насилие в отношении женщин существует и что государство признает это. Более того, в отчете государство дает официальную статистику, где отмечается не только физическое насилие, но и дискриминация в отношении женщин. Однако, не смотря на это, мы знаем, что институт семьи сегодня в упадке. Государство должно сделать решение этой проблемы приоритетным”, – считает руководитель ОФ “Дамилгелуу ишкер аялдар” Авазкан Ормонова. 

Некоторые жертвы насилия убивают насильников…

Насилие в отношении женщин, зачастую толкает их и на убийство насильников.

По данным Государственной службы исполнения наказаний Кыргызстана в местах лишения свободы в настоящее время отбывает срок 21 женщина, совершившая убийство супруга или сожителя. Решиться на такой радикальный шаг их вынуждают систематические унижения и избиения. По мнению юристов, при этом обстоятельства по необходимой обороне, практически не принимается во внимание судьями. Напротив, женщины подвергаются более суровому наказанию, нежели мужчины.

В чем причина роста случаев суицида?

По мнению психолога Гульнары Онкошевой, суицид происходит в основном в последствии конфликта в доме.

“Родителям мужа не нравится невестка. При этом, молодой семье никто не оказывает материальную, моральную и социальную поддержку”, – говорит Онкошева.

Насилие в отношении женщин, как правило, всегда присутствует в ранних браках, так как они изначально заключаются по принуждению.

По данным общественного фонда «Женский Банк Мира», ранние браки чаще встречаются в трех районах Ошской области: в Узгенском, Араванском и Ноокатском. Председатель женского совета г. Ноокат Калыс Тагаева также подтвердила эту информацию.

“Ранних браков очень много. Особенно в узбекских семьях, девочкам после 9 класса уже не позволяют учиться дальше. Там это объясняют тем, что по завершению 11-класса девочек будет трудно выдать замуж за не разведенного парня, так как они к тому времени «постареют». Когда мы выслушали мнения самих девочек, они сказали, что хотели бы учиться и получить высшее образование, однако их родители им этого не позволяют”, – говорит Тагаева. 

В большинстве случаев несовершеннолетних девушек выдают замуж против их воли. Борьба со стародавними традициями, увы, не дает эффективных результатов.

Еще одна причина суицидов – сложное социально-экономическое положение семьи. В больницах сообщают о том, что за последние четыре года участились случаи намеренного отравления с целью совершить суицид.

Заит Сатыбалдиев, заведующий отделом хирургии территориальной-клинической больницы г. Оша:

“Когда наблюдается спад экономики в государстве, семейное насилие увеличивается. 7-8 лет назад, когда экономическая ситуация в стране была лучше чем сейчас, число намеренных отравлений с целью покончить с жизнью резко сократилось. В моменты финансового кризиса в доме часто случаются конфликты. Сейчас суицида стало больше”, – сказал врач.

По мнению психологов, неправильное воспитание мужчин также приводит к насилию. Если мужчина вырос в семье, где отец поднимает руку на женщин, он, скорее всего, переймет такой же метод обращения с женой.

“Другая причина – менталитет нашего народа. Родители девушки не поддерживают свою дочь. Даже зная, что ее избивают, унижают, они ее отправляют обратно к мужу, чтобы она «не позорила» их и не выносила сор из избы”, – считает Гульсана Абытова, руководитель фонда “Женский Банк Мира”.

Другая причина –это слабая профилактическая работа, говорят эксперты.

“Заседание судов аксакалов и заседание членов общественно-профилактических центров проводятся постфактум, когда уже женщина подверглась насилию. Хотя в их обязанности входит и профилактика, предотвращение насилия в семье и суицидальных случаев”,- добавила Абытова.

По мнению экспертов Ассоциации кризисных центров Кыргызстана, в Ошской области полностью отсутствует гендерно-чувствительный подход к проблеме. К этому добавляется недостаток ресурсов. Общественно профилактические центры работают, можно сказать, на энтузиазме, люди там не получают зарплату. У многих даже нет специально отведенных кабинетов, чтобы провести беседу с людьми в спокойной обстановке.

“К нам обратилась только одна женщина, но я не думаю, что все живут счастливо и мирно. Возможно, у нас они получают недостаточную помощь и потому чаще обращаются в НПО”, –  рассказала Ганифа Токтомушева, председатель женского совета микрорайона Керме-Тоо г. Оша.

Впрочем, на местах существует другой, более приближенный к народу институт – суды аксакалов. В течении 3,5 лет органы милиции передали им более 1000 дел по семейному насилию.

“У нас такой менталитет, что женщины стыдятся рассказывать о том, что дома над ними издеваются мужчины. Мы узнаем о фактах позже. Спустя некоторое время после инцидента, женщины в слезах обращаются к нам. В этом году было два подобных случая”, – говорит председатель ОПЦ территориального совета «Сулайман-Тоо» г. Оша Мажит Эрбабаев.

По данным гражданских активистов, государственные органы специально игнорируют и не придают огласке ситуацию с домашним насилием. Плохие показатели чиновникам ни к чему. Они больше заинтересованы в сокрытии таких фактов, чтобы улучшить показатели своей работы.

Кто в Оше сейчас занимается реабилитацией жертв семейного насилия?

На данный момент в южной столице, активно работает два кризисных центра «Аялзат» и «Ак Журок». «Аялзат» оказывает финансовую поддержку женщинам, пережившим насилие в виде малых кредитов, чтобы они могли начать свой мини бизнес. Но центр не имеет убежища.

Только кризисный центр «Ак Журок» имеет приют для жертв насилия в семье. Содержать приют частично помогает областная администрация, а остальные расходы покрываются за счет международных грантов.

В Оше также по нулевому отчету работает кризисный центр «Мээрбан», то есть, организация работает на общественных началах. В этом году им не удалось заручиться поддержкой ни одной донорской организации. Также, оказывает помощь женщинам общественный фонд «Демилгелуу ишкер аялдар», но география проекта охватывает всего три сельских управ.

Национальный план действий писан для НПО?

16 декабря 2015 года правительство Кыргызской Республики утвердило Национальный план действий (НПД) по достижению гендерного равенства на 2015-2017 гг.

НПД поднимает вопросы гендерного равенства, расширения прав и возможностей женщин. Постановление R786 от 20 ноября 2015 года подписано премьер-министром Кыргызской Республики. В соответствии с постановлением, государственные учреждения также как и кабинет Омбудсмена, уполномочены исполнять НПД с участием и при поддержке организаций гражданского общества, международных и некоммерческих организаций.

Министерство социального развития является структурой, которая ответственна за реализацию НПД.

В ходе журналистского расследования выяснилось, что все вышеперечисленные государственные учреждения как таковую работу по исполнению НПД не ведут. Обратившихся к ним женщин они лишь направляют в кризисные центры. Ни в одном из перечисленных госорганов нет даже журнала учета и регистрации случаев семейного насилия. Также ни одна из перечисленных организаций не выделяют финансовые средства из местного бюджета на профилактические работы.

По национальному плану управление социального развития города Оша, мэрия города Оша и областная комиссия по делам женщин должны были вести профилактические работы, в том числе, оказывать необходимую помощь женщинам, подвергшимся семейному насилию. Вести журнал учета и регистрации фактов семейного насилия, суицидов в результате семейного насилия. Но во всех вышеперечисленных государственных органах ответили, что у них нет подобного журнала.

Асель Касымова, ведущий специалист управления социального развития города Ош:

«У нас нет журнала учета и регистрации фактов семейного насилия, потому что и в прошлом году и в этом году к нам никто не обращался с жалобой на семейное насилие. Поэтому нам некого было регистрировать. Если в будущем будут обращения, мы готовы оказывать им помощь», – говорит чиновник.

Такой же ответ дают и сотрудники мэрии и члены областной комиссии по делам женщин и семьи.

Кубанычбек Тайчиев, ведущий специалист по гендерным вопросам отдела социального развития мэрии г. Оша:

«Я недавно начал работать на этой должности, с тех пор ко мне ни одна женщина не обращалась. Но если обратиться, я готов с ними вести необходимую работу.

На вопрос, был ли журнал учета, до его прихода на эту должность, чиновник отвечает отрицательно, отметив, что до него в мэрии вопросы семьи и женщин никто не курировал.

Госорганы исполняют роль диспетчеров…

Представители кризисных центров утверждают, что представители госорганов  лукавят, говоря о том, что к ним никто не обращался.

По словам директора кризисного центра «Ак Журок» Дарики Асилбековой, часто и мэрия и областная комиссия по делам женщин, и сотрудники управления социального развития обратившихся к ним женщин часто направляют в кризисные центры.

«К нам женщин направляют областная комиссия по делам женщин и семьи, управление соцразвития города, и мэрия города, – говорит Дарика Асилбекова директор кризисного центра «Ак Журок». – Почему они не регистрируют такие факты, не знаю, но они ко мне их направляют, а я с них требую письмо о том, что это они действительно отправили этих женщин к нам».

По данным кризисного центра «Ак Журок» женщин, по направлению госорганов за текущий год в центр пришли более ста человек. Получается, госорганы умалчивают наличие такой социальной беды, как семейное насилие в отношении женщин. В чем причина?

«Международная организация «Хьюман Райтс Вотч» не раз проводила исследование в Кыргызстане на тему причины семейного насилия, и в ходе которой выяснили, что государственные органы зачастую скрывают факты семейного насилия, так как это для них плохой показатель»,- говорит руководитель ОФ «Женский Банк Мира» Гульсана Абытова.

Более того, информация одного сотрудника госоргана противоречит другому. Например, ведущий специалист управления социального развития Асель Касымова говорит, что никто к ним не обращался, тогда, как ее начальник Гульзина Раева говорит, что пострадавших женщин они обычно направляют в кризисные центры.

Гульзина Раева, начальник отдела защиты прав детей и семьи Управления социального развития г. Оша:

«Мы женщин, которые к нам обращаются, направляем в кризисные центры, где они получают необходимую помощь специалистов».

По рекомендации Правительства с местного бюджета должны выделяться средства на профилактику семейного насилия, но по данным местных государственных органов, деньги не выделяются.

Анара Капарова, председатель комиссии по делам семьи и женщин Ошской области:

«1% местного бюджета должен идти на решение гендерных проблем. Но, поскольку многие сельские управы являются дотационными, а правительство страны лишь рекомендует, а не приказывает, многие сами решают этот вопрос по мере возможности местного бюджета», – говорит Капарова. 

Анализируя ответы чиновников, можно сделать вывод, что профилактикой и предотвращением семейного насилия и суицида в регионе занимается единственный Кризисный центр “Ак журок”, а государственные органы зачастую перед правительством страны отчитываются по результатам  работы этого центра.

Например, в кризисный центр «Ак Журок» за 3,5 года обратились 2618 женщин, пострадавших от семейного насилия. И каждым годом их количество растет:

В 2013 году – 708 женщин

В 2014 году – 718 женщин

В 2015 году – 743 женщин

Только за первое полугодие 2016 года 449 женщин обратились в центр за помощью специалистов.

“Наша основная цель – это примирение супругов. После примирения мы исследуем жизнь этих семей. В основном отношения потихоньку налаживаются”, – говорит директор центра Дарыйка Асилбекова.

Когда государство не умеет считать деньги…

Исследование показали, что затраты государства на решение проблемы насилия в семье обходится бюджету в десятки раз дороже, чем затраты на профилактическию работу.

В рамках проекта «Сколько стоит насилие в семье?» – реализованного Ассоциацией кризисных центров Кыргызстана и Объединением сельских женщин «Алга», а также международных экспертов в 2012 году были подсчитаны затраты на такую социальную беду, как насилия в отношении женщин.

Было установлено, что прямые затраты государства и общества на один случай убийства женщины в семье составляют более полутора миллионов сомов (более $22 000). В то же время содержание одного убежища на 10 мест в год, в среднем обходится всего в 2 млн. сомов (около $30 000). Даже с экономической стороны профилактика семейного насилия обходится несравненно дешевле, чем решение вопроса пост-фактум. Поэтому, как отмечают эксперты, государство должно определить своим приоритетом профилактику проблемы, а не борьбу с ее последствиями, как это происходит сейчас.

К каким трагедиям все это приводит, мы видели на примере истории Нигоры из Нооката.

Гулжан Алтымышбаева, Голос свободы, Ош.

Автор фото и видео: Бекжан Токтосунов.

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=32489

Поделиться ссылкой: