Как правозащитник из Кыргызстана напомнил корейцам их древний кулинарный рецепт

Юрист Рысбек Адамалиев точно знает, что мечты сбываются, он также знает, что если решение принято твердо, то любой вопрос, рано или поздно, решится.

Голос свободы, Бишкек

Уважаемые читатели, с этой публикации наш портал начинает новую рубрику, в которой мы будем рассказывать о людях, которые стоят на защите прав и свобод человека в Кыргызстане. И это не случайно.

В последнее время в обществе сложилась ситуация, когда в гражданских активистах, не без участия властей, видят вечно недовольных, неугомонных людей, которые то и дело «создают»  проблемы. Но  правозащитники-общественники продолжают бороться, жить, мечтать, растить детей и надеяться, что их усилия не напрасны, что справедливость, равноправие и верховенство права в стране станут реальностью.

Итак, наш первый гость – юрист Общественного фонда «Кылым шамы» Рыспек Адамалиев.

Профессиональный адвокат, примерный семьянин, родился в 1984 году в городе Фрунзе (Бишкек). Ему слово…

Не состоявшийся портной. По окончании средней школы поступил в Бишкекский технологический техникум по направлению «Моделирование и конструирование швейных изделий».

После его окончания занимался индивидуальным пошивом одежды – начиная от идеи создания модели до зашивания последней пуговицы. Потом работал управляющим муниципальной территориальной управой одного из столичных микрорайонов.

Всегда притягивало к людям. В начале 2000 годов, в период всплеска сферы гостиничного бизнеса в отелях ближнего зарубежья освоил профессию массажиста. Уехать не удалось, но успел поработать в Бишкеке и убедиться, что дело это довольно прибыльное. Но где бы я ни работал, меня притягивали люди. По знаку зодиака я Рыбы, и, видимо, поэтому я проникался всем сердцем, сопереживал, долго вынашивал в себе чью-то боль, пока, наконец, не добивался решения той или иной проблемы.

Юрист за работой

Все в жизни предопределено. Видимо, все предопределено свыше, поскольку я окольными путями, но пришел-таки в правозащитную сферу. Сначала это был небольшой проект в Общественном фонде «Кылым шамы». После успешного его окончания руководитель фонда Азиза Папановна (Абдирасулова) предложила мне остаться, и вот уже как 5 лет, как я тружусь в сфере защиты прав человека.

Но была еще одна «случайность». Мне было 10 лет, когда соседи по лестничной площадке предложили нам забрать книги, в связи с переездом в Германию по линии Еврейской иммиграции.

Так у меня в руках оказалась страшная и величественная «Черная книга» под авторством Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана…

Зачем человеку с такой жестокостью убивать себе подобного? 

Почему убивали?! Своеобразная манера изложения, основанная на педантичности, граничащей с маниакальностью описания человеческой смерти привела к тому, что я едва, извините, не свихнулся.

Тогда я впервые узнал об ужасах концентрационного лагеря смерти в Освенциме. О чудовищных опытах над людьми, о том, как изощренно пытали, сжигали, убивали детей, женщин в газовых камерах.

В мой мозг врезались пытки в Треблинке, одном из четырех главных “лагерей смерти” на территории Польши, по сути, являвшийся фабрикой по уничтожению еврейского народа…

Но я никак не мог понять – почему? Почему убивали? Зачем человеку с такой жестокостью убивать себе подобного? Ведь по сути попадавшие туда люди никому ничего плохого не сделали, а тогда зачем их массово истребляли? Эти вопросы не давали покоя детскому сознанию.

Единственное чего я хотел, так это быстрее вырасти и посетить эти места, потому что я до конца не верил в существование этих страшных мест и надеялся, что это чья-то дурная фантазия, выдумки… А что если не так? Что если действительно массово истребили ни в чем не повинных людей? В общем, терзаемый этими мыслями, я отчетливо помню, что еще 10-летним подростком я поклялся поехать туда и прочитать молитву –

Куран за упокой миллионов истерзанных душ… И судьба дала мне такую возможность. Работая в «Кылым шамы», я совершенно мистическим образом, оказываюсь в числе прошедших отбор по Хельсинской программе в Международную Школу Прав Человека. Что характерно, моя выпускная группа оказалась последней, потом этот проект просто закрыли.

Попав в Польшу, я вспомнил свою клятву. На поезде добрался в Краков, оттуда после четырех часов езды оказался в предместье Освенцим. Мои догадки подтвердились – по фотодокументам я узнал эти ставшие, для миллионов, зловещими места. Со свинцовой головой я вышел оттуда, сел на первую лавочку и прочитал Куран в память усопших.

Так выбрал себе судьбу. Все дело в том, все эти года я невольно нес в себе какой-то невероятный груз. Груз ответственности, обещания, сострадания, возмущения и протеста. И вот, по прошествии стольких лет этот груз спадает с плеч. Вы, наверное, поймете, какое облегчение мне тогда пришлось почувствовать.

Уже сегодня анализируя это, я пришел к выводу, что возможно тогда, будучи подростком, я выбрал себе судьбу, то чему я смогу посвятить всю жизнь – не допускать впредь страданий без вины, защищать человека, его право на жизнь…

Рано говорить о достижениях… Наша организация многим помогла и продолжает это делать. Но, считаю, что одной из   достижений исключительной важности стало спасение Шахиды Аманбаевой. Это как раз тот случай, когда любое наше промедление обернулось бы большой бедой для нее. Мы смогли вытащить ее из СИЗО, где она провела 3, 5 года и уже начала умирать…

Азиза Абдирасулова и Рысбек Адамалиев – в роддоме после рождения сына Шахиды Аманбаевой

Сейчас же у нее все хорошо. Вышла замуж, родила сына, и, я надеюсь, сохранила веру в человеческое добро и справедливость. Если же абстрагироваться от конкретных случаев, а таковых  у нас огромное множество, то действия правозащитного сообщества системны и  направлены на то, чтобы в Кыргызстане соблюдались права и свободы человека. И пока в Кыргызстане этого не происходит, трудно, да и неуместно говорить о каких-либо достижениях…

Мать… Родителей надо ценить при их жизни

Моя мама… Я вырос в неполной семье. Мои родители рано развелись. Мама страдала сахарным диабетом, что наложило отпечаток на мой образ жизни. Нужно было постоянно быть рядом, поскольку приступы могли случиться внезапно, и я должен был, при необходимости вызвать скорую, встретить врачей и провести их до дома. Я знал время приема каждого ее лекарства. У меня выработался некий алгоритм действий, доведенных до автоматизма.

Считаю, что я унаследовал от нее чувство юмора, дар убеждения, умение эффектно преподнести свои мысли. Мне не было еще 21 года, как она умерла в возрасте 50-ти лет. Этнограф-манасовед, она посвятила свою жизнь изучению героического эпоса и унесла собой кладезь знаний и исследований…

Сейчас, когда мамы уже нет…Я осознаю, что ни разу не огорчал ее. Единственное, о чем сожалею, это о недосказанных словах благодарности, прижатий к материнской груди, недоцелованных ее рук… Мне казалось, что не подобает взрослому мужчине, который является единственной опорой, позволять себе расслабляться, думал, что она всегда будет рядом и у нас еще куча времени для проявления заботы и нежности. Но, к сожалению, я жестоко ошибался. Родителей надо ценить при их жизни. В противном случае, [после них] придется жить с щемящей в груди горечью…

Первая клятва. Когда отец бросил нас, еще будучи ребенком, я дал себе первую клятву в жизни – никогда не бросать семью, заботиться о детях и быть хорошим семьянином.

Чем моя вторая половинка сразила меня. Мы познакомились на последнем курсе учебы в Бишкекском технологическом техникуме. Нуржан врезалась в мою память своей удивительной скромностью. Потом уже когда мы познакомились, я выяснил, что она всегда старалась не выделяться – такая тихая, незаметная, маленькая ростом, хрупкая девушка.

Но это все не мешало ей обладать прекрасным чувством юмора. Вот это меня и окончательно сразило.

…и чем как спасла. Так бы и дружили, если бы после 2 лет нашего знакомства не случилась большая трагедия – я потерял маму.

Нуржан, можно сказать, вытащила меня из состояния глубокой депрессии. В прямом смысле этого слова. Переехала ко мне жить и так и осталась. Родился наш первенец. И насколько все закрутилось в моей жизни, что я постепенно отошел и понял, ради кого мне нужно жить.

С супругой Нуржан. Нуржан, можно сказать, вытащила меня из состояния глубокой депрессии

Вторая клятва. Новогодняя… 2006 год. Жену с ребенком выписываю из роддома в канун нового года. Дома хоть шаром покати. Я помню, как мы встречали новый год за пустым столом. Причина банальна – нет денег. И тогда я дал себе второе обещание жизни – никогда такое не должно повториться. Я приложу все усилия, чтобы моя семья не нуждалась ни в чем. И, действительно, живем мы уже 11 лет, но ни разу не было такого, чтобы праздники мы встречали убого, без копейки в кармане.

Нуржан готовит еду для всей семьи

Что просишь у Бога, то Он и дает. Сколько себя помню, я всегда хотел иметь большую семью, то есть четверых детей – 2 сыновей и 2 дочек. Все, о чем ты просишь у Бога, рано или поздно обязательно получаешь. Сегодня я счастливый отец 2-х мальчиков, а младшей дочери исполнилось 3 годика, надеемся, что будет еще пополнение в нашей семье.

С детьми на прогулке по городу

Дети. Дочку я вижу активным человеком. Ей свойственно непоколебимость духа. Захотела чего-то, все, – идет напролом. Это незаменимое свойство характера для правозащитника.

Старший сын увлекается восточными видами единоборств

Средний сын пока увлекается мультиками и обладает вальяжно-благородным нравом. Своими успехами меня радует старший сын. На протяжении года увлекается восточными видами единоборств. Я вижу очевидные изменения, которые произошли с ним – это дисциплинированность, уважение к старшим, одухотворенность, целенаправленность. Теперь я и сам пропагандирую каратэ среди подростков. Поскольку помимо того, что дети не будут, извините, шляться где попало, это еще и образ жизни, философия созидания, умеренности.

Самый большой кайф – это наши семейные выезды на природу

Главное хобби. Можете даже не спрашивать меня о моих увлечениях, хобби. Семья – вот мое самое важное достижение и гордость в жизни. И это не высокопарные слова. Я дорожу каждой минутой, проведенной вместе с моей семьей – с женой и детьми. Мой самый большой кайф – это наши выезды на природу, любые виды совместного время препровождения. Я мечтал не только о большой семье, но и дружной…

Путь к мечте – в Корею. В июне 2016 года побывал в Южной Корее. Все началось с безобидного увлечения, связанного с просмотром корейских сериалов. И так это меня затянуло – культура, быт, традиции, кухня этого народа, что я, в буквальном смысле заболел этой страной.

Захотел съездить и посетить удивительные храмы, почувствовать колорит, разнообразие кухни. Начал искать в интернете информацию, связанную с какими-то программами обучения. Но столкнулся с возрастным цензом. Знакомые, видя, мое рвение, посоветовали поучаствовать в кулинарном конкурсе «Вкус Кореи» в рамках, проходящего у нас в стране месячника дней культуры Южной Кореи.

Приготовил, заснял и поехал в Сеул

Приготовил, заснял и поехал… Условия конкурса я постарался выполнить. Приготовил, заснял и отправил фотографии процесса приготовления блюда из национальной кухни Кореи. Прошел второй тур – это приготовление блюда в установленное время уже на строгий суд жюри.

Выиграл гран-при и был приглашен в качестве участника на международный конкурс корейской кухни в Сеул. Стоит отметить, что большая заслуга в этом принадлежит моей супруге, которая меня всячески поддерживала. В итоге, я хоть и не выиграл призового места, но я осуществил мечту и побывал в этой удивительной стране. Считаю, также достойно представлял на мировой арене кулинаров наш Кыргызстан.

Наш флаг там веялся всегда и наша страна, ее обычаи, быт вызвали большой интерес у участников.

Члены жюри и участники высоко оценили старания кулинара из Кыргызстана

Напомнил корейцам их древний рецепт. А жюри я зацепил креативностью в презентации блюда. Во-первых, я сам сшил национальный корейский костюм Ханбок. Далее, презентовал конкурсное блюдо на корейском языке и, в-третьих, мне удалось разыскать рецепт древне-корейского блюда династии Чосон, чем приятно удивил присутствующих, поскольку мало того, что это блюдо состоял из 13 ингредиентов, его преподносили в качестве трапезы исключительно королевской семье. И наконец, приготовление этого блюда, как ни одно другое, требовало много сил и времени.

Думаю, члены жюри и участники оценили мои старания, иначе как объяснить слезы горечи от расставания. За короткое время мы успели подружиться, и я видел, что их чувства искренни…

За короткое время мы успели подружиться

Напоследок… Тенденция сегодняшних дней такова, что число обращающихся к нам граждан постоянно растет. Бывает, что и проекты заканчиваются, и месяцами сидим без зарплаты, но это вовсе не означает приостановление нашей деятельности.

Мы не имеем права отказать людям в просьбе предоставить адвоката или проконсультировать их. Кроме того, рост жалоб не обязательно связано с ростом количества случаев применения пыток. Мы расценивали это как положительную тенденцию — как увеличение количества людей, готовых защищать свои права. Я надеюсь, что уже, видимо, сформировался определенный процент людей, готовых бороться за свои права.

Это радует…

Гульмира Тыналиева, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=32732

Поделиться ссылкой: