Жители приграничных сел не могут возвращаться домой, потому что негде жить

По словам местных жителей в Баткенской области, отвод земель под строительство индивидуального жилья производилось здесь 7 лет назад. Отсутствие жилья – одна из причин внешней миграции.

Голос свободы, Баткен-Бишкек

Баткенская область расположена в южной части Кыргызской Республики, в 1000 километрах от столицы. Общая площадь региона составляет 17 000 км2 или 8,5% территории страны. Население к 1999 году, когда была образована область, составляло более 300 тысяч человек, к 2015 году – почти 500 тысяч.

На территории этого самого сложного геополитического региона, располагаются 4 анклава соседнего Узбекистана (Джангайл, Сох, Чон-Гара и Шахимардан) и два анклава другого соседа – Таджикистана (Ворух и Западная Калача). В силу этого на протяжении последних 15 лет, тут регулярно вспыхивают приграничные конфликты, связанные с незаконным пересечением границ и распределением поливной воды, в которых нередко погибают люди с разных сторон границ.

В области – высокий уровень безработицы, целые населенные пункты, включая областной центр, не обеспечены чистой питьевой и даже поливной водой. В силу этих и других социально-экономических проблем, люди покидают регион, несмотря на некоторые предпринимаемые правительством страны меры. Уезжают в столицу – Бишкек, чаще в Россию и Казахстан.

Еще одна из важнейших и “не замечаемых” проблем – не распределение земельных участков для строительства жилья.

По словам местных жителей, часть людей, которые находятся на заработках в России или Казахстане, не могут возвращаться домой из-за не хватки или отсутствия жилья. Около семи лет в регионе не выделяют участков под строительство индивидуального дома, не строят многоквартирных домов. Если даже человек получил участок, все равно нужно ехать на заработки, чтобы построить дом. В миграции люди работают по нескольку лет, но их скудных заработков хватает только на повседневные расходы.

Готовый дом или участок здесь почти не продаются.

Всего около 8% всей территории горной страны составляет равнинные земли, используемые для сельскохозяйственных нужд, поэтому законы страны запрещают строить на них дома, однако жители приграничных сел ведут самовольные стройки на таких участках. Ибо нередко в одном доме живут по нескольку семей и люди уже не верят, что власти решат их проблемы. Население не информировано, почему не производится отвод земельных участков для строительства.

Дома, построенные на орощаемых землях, что запрещено законом...

Заработать на дом и… невестку

По словам местных жителей айыльных округов Дара и Карабах, последний раз официальное распределение земельных участков производилось 8-9 лет назад. Получившие тогда участки со статусом “молодая семья” находятся на заработках, и не замечают, как их дети выросли. Так с годами появляются новое поколение, которое нуждается в собственном жилье.

…Первый поток миграции в Баткенской области начался в 1994-1995 годах. С тех пор единственным стабильным доходом большинства семей остаются деньги, которых высылают мигранты.

Несмотря на кризис в Российской Федерации, кыргызские мигранты остаются лидерами по переводу денежных средств из этой страны. Однако переводить деньги становится все труднее и труднее.

По официальным данным Баткенского филиала Национального банка КР, в 2015 году мигранты перевели из России в Кыргызстан 33 миллиарда сомов (около $500 млн.), что составляет четвертую часть доходной части бюджета страны. Но это в два раза меньше, чем в 2014 году. В первом квартале 2016 года эта сумма составила 150 миллионов долларов.

Кроме российских денег, у баткенцев есть сезонные доходы от продажи сущеных абрикосов, которыми славится область. Но это сильно зависит от погоды, в последние годы морозы не раз уничтожали будущий урожай. Тогда цена на сушеный абрикос вырастала до 500 сомов (около $7), а в этом году он стоит в три раза меньше.

Жители села Мин-Булак собирают урожай абрикоса

Если в среднем каждая семья получает полтонны урожая, это приносит в среднем 3500 долларов доходов в год.

Шестидесятилетняя Буажар Анаркулова вырастила 3 сыновей и дочку, а теперь воспитывает 5 малолетних внуков. Младший сын живет с ней. Старший сын успел построить дом, но остается в России, ежемесячно высылает по 3 тысячи рублей (около $45), на расходы троих детей, которые живут с Буажар.

Второй сын также уехал в Россию, чтобы заработать на участок и строительства дома, оставив единственного сына матери. В месяц высылает по 2000 рублей. Вместе с пенсией Буажар набирается около 9 тысяч сомов (около $130).

“…А что делать, тяжело, но терплю, не могу же бросить внуков. Хочу, чтобы мои дети создали себе условия, чтобы ни в чем не нуждались… Если не я, то кто им поможет? Старший сын уехал в Россию когда его ребенок был маленьким. Они построили дом, устроили той, когда ребенок вырос и учился уже в 7 классе… Сказали, еще немного поработают и вернутся, но когда именно, неизвестно”, — говорит Анаркулова.

Буажар Анаркулова вместе с внуками

Буажар Анаркулова не знает, в каком городе России работают ее дети. По ее словам, единственный стабильный доход семейства, это деньги, которые высылают сыновья. Однако и тут бывают сбои.

“Младший сын не получал зарплату 7 месяцев. В тот момент было тяжело… Хорошо, что невестка предприимчивая и ей пришлось содержать нас всех…”, — говорит бабушка.

Граждане, находящиеся на заработках, не получают заработанные деньги вовремя, потому что не имеют документов, а для того, чтобы сделать документы, требуется большая сумма денег, которых у них нет. Поэтому часто они вынуждены работать не легально.

Жительница села Чек, 56-летняя Саида Садирбекова не может женить младшего сына, которому уже 26 лет. Причина та же – нет участка и денег для строительства. Обычно в стране парни женятся в 20-22 года. У Садирбековой также 3 сына и дочь, но внуков – шестеро. Сыновья все на заработках, но когда мы посетили их, все, кроме старшего сына были дома – начался сезон абрикоса и рабочие руки нужны и здесь.

В доме Саиды Садирбековой

После развода с мужем единственная дочь Саиды вместе с сыном живет здесь, идти им больше некуда. Так в 4-комнатном доме ныне проживают 14 человек.

Семьи двух сыновей и дочь теснятся в своих комнатах, одна комната досталась самой Саиде с мужем. Не остается комната для младшего сына и по этой причине женитьба откладывается.

“Да, стоим в очереди, с нетерпением ждем, когда раcпределят участки. Попросила младшего сына пока не жениться, так как дома не хватает места для новой семьи”, — говорит Садирбекова.

О семейном положении Садирбековой мы писали прошлом году. Но с того момента ситуация не изменилась.

Садирбекова не знает, какой у них номер в очереди, она не взяла даже копию собственного заявления, где была бы отметка о его принятии.

“Пока власти молчат. Специалист по земле сообщил, что уточняет списки заявителей. Если бы решился вопрос участков, сыграли бы свадьбу младшему сыну”, — говорит она.

Жительница села Кызыл-Бел, 64-летняя Бужанат Эргешова также живет в одном доме с четырьмя сыновьями. Они все женаты и имеют детей. Всего тут, в 6 комнатах, выходящих прямо во двор, живут 17 человек.

«До старости лет мы не сможем обеспечить детей жильем. Тяжело же жить в одном доме с 4 невестками. Что делать, терпим», — говорит Эргешова, задыхаясь.

Бужанат Эргешова вместе с внуками

Хоронить можно, жить нельзя?

Как сообщил глава отдела социального развития Представительства Правительства в Баткенской области Салижан Хамрабаев, здесь сегодня ждут своих очередей на земельные участки 43 тысячи граждан, больше половины из них – молодые семьи. Количество нуждающихся, но не подававших заявления, неизвестно.

В этих папках хранятся заявления сельчан на получение земельных участков для строительство домов. Айыльный округ Дара.

Столько заявлений накопилось за 6-7 лет

По официальной статистике Баткенского областного отдела статистики, сегодня в трудовой миграции находятся более 2 500 баткенцев. Но с этими цифрами не согласны в общественном фонде “Инсан Лейлек”. По данным фонда эта цифра может быть больше в десятки раз – в стране до сих пор не ведется учет выезжающих из страны.

По официальным данным в Баткенском районе проживают более 245 тысяч человек, десятая часть которых отсутствует дома.

“Инсан Лейлек” в 2015 году выявил, что последняя трансформация орошаемых земель под строительство домов в айыльных округах Карабах и Дара была проведена в 2007 году. А в июле 2009 года вышел закон, которым введен мораторий на трансформацию орошаемых земель пашни в другие категории земель. Власти объяснили это необходимостью обеспечения продовольственной безопасности и защиты земель сельскохозяйственного назначения.

Мораторий не распространяется на трансформацию земель под кладбища, строительство общеобразовательных объектов и объектов здравоохранения, физкультурно-оздоровительных комплексов, находящихся только в государственной или муниципальной собственности, военных, пограничных объектов.

Также можно трансформировать земли для расширения территорий аэропортов и в целях переселения граждан, пострадавших от чрезвычайных ситуаций. Кроме этого Правительство страны может определить и трансформировать другие категории земель в отдельных приграничных территориях южных Баткенской, Ошской и Джалал-Абадской областей.

Этим законом был приостановлен перевод орошаемых земель в другие категории земель, но не был указан срок действия моратория. С тех пор закон претерпел несколько изменений.

Согласно одному из этих изменений от 23 июня 2011 года, мораторий снят на трансформацию орошаемых земель под кладбища. То есть, хоронить можно, а строить дома – нет.

По данным отдела развития регионов Баткенской области, на балансе области находится более 1,7 млн. гектаров земли, из которых всего 7% считается равнинным.

Глава отдела Салижан Хамрабаев ссылается на постановление правительства страны, которое запрещает трансформацию земель под строительство. В Представительстве правительствв в регионе (руководство области) сообщили, что с целью обеспечения населения жильем, идет процесс освоения новых земель.

Массив Бүргѳндү, расположенный в более 100 километрах от областного центра, одна из таких местностей, до 2002 года было

Салижан Хамрабаев

пастбищем. В этом году планируется распределение участков нуждающимся. Уже освоено 3500 гектаров земли, которые обеспечены поливной водой. Их них под строительство жилья выделяется 1200 гектаров земли. Но пока составляется генплан на 500 гектаров, а отвод земель планируется начать осенью, сообщили из обладминистрации.

Всего здесь планируется выдать земельные участки 16 000 гражданам из всей Баткенской области. Из-за ограниченности выбора, власти не думают, далеко это или близко, удобно ли здесь жить или нет. При этом, получившие земли, сами должны спланировать (разравнять) свой участок.

24-летний житель города Баткена Жыргал Замиров не может получить участок уже 5 лет.

“Я хотел получить участок на территории города Баткена, но не получилось, хотя бегал 4-5 лет. Потом услышал, что планируют выдать участки в массиве Бургонду, пошел туда, но к сожалению, не попал и в этот список”, — говорит Замиров.

По словам Хамрабаева, причиной задержки выдачи участков в массиве Бургонду является отсутствие воды. Строительство каналов начато, но не завершается из-за нехватки финансов.

Всего в Баткенской области строят 4 канала, которые должны помочь освоить новые земли. В Бургонду строительство канала идет с 2013 года. 320 миллионов сомов, выделенных на проект за счет гранта из Турции, рактически освоены, но воды пока нет.

Строительства канала Кара-Кыштак-Боз, дало бы возможность обеспечить участками 8000 граждан. Из 219 миллионов сомов здесь освоены 190 миллионов сомов и пока нет денег для завершения строительства.

Обладминистрация также планировала освоить под строительство 1000 гектаров земли в другом районе за счет Китайского гранта, но пока это только в планах.

“… Да, есть такая проблема, надо  признать. Во-первых, государство выделяет земли, где нет воды, чтобы сохранить орошаемые земли. Если мы сейчас выдадим орошаемые земли, кто будет кормить население? Замечаете в фильмах, что большинство домов построены на холмах? А мы уходим на ровные земли…”, — говорит Хамрабаев.

Закон против «ползучей» миграции

В то время, когда жители одних сел не могут получить участки, в других населенных пунктах люди уезжают, продав свои дома по дешевке. Они вынуждены делать это как из-за нерешенности социально-экономических проблем, так и чувства незащищенности в приграничных территориях. В этих территориях нередки случаи конфликтов между гражданами Кыргызстана с одной стороны и, гражданами Таджикистана и Узбекистана, с другой.

В таких селах власти разрешают выдавать участки в орошаемых землях, чтобы удержать население ради укрепления государственных границ. По словам акима Баткенского района Кенеша Салихова, из-за трудных условий для жизни жители уезжают, продав дома жителям приграничных сел соседнего Таджикистана.

“…Были случаи, когда наше граждане продавали свои дома гражданам Таджикистана. Когда проверяешь документы, выясняется, что дома покупали граждане Кыргызстана таджикской национальности, а фактически живут граждане Республики Таджикистан”, — говорит Салихов.

Есть участки, где граждане Кыргызстана построили дома на не разрешенных участках, не получив разрешения о трансформации земель. По словам Хамрабаева, чтобы узаконить такие участки, нужно обращаться к правительству страны.

“… Для этого нужно обращаться с заявлением в айыльный округ [который обратиться в правительство страны], и после постановления правительства айыльный округ имеет право выделить участок”, — сказал Хамрабаев, добавив, что на орошаемых землях нельзя строить дом.

“Какой бы не был вопрос касательно строительства домов на орошаемых землях, это незаконно. Если вы слышали о том, что кто-то построил дом [на таких участках], – это незаконно. Государство имеет право снести этот дом”, — отметил Хамрабаев.

Дома, построенные на запрещенных законом участках земли. Село Мин-Булак

Для решения проблем приграничных районов и предупреждения массового исхода жителей из этих территорий, 26 июля 2011 года в Кыргызстане приняли Закон “О придании особого статуса отдельным приграничным территориям Кыргызской Республики и их развитии».

Согласно закону, в частности жители сел с «особым статусом» имеют 50-процентные льготы по уплате земельного налога, оплате коммунальных услуг, электроэнергию и поливную воду.

Закон ужесточил режим пребывания иностранных граждан на приграничных территориях, ввел запрет на продажу иностранным физическим и юридическим лицам, а также лицам без гражданства земельных участков, жилых домов и других объектов.

По области “особый статус” получило 51 село, из которых 19 расположены в Баткенском районе.

Однако жители жалуются, что «особый статус» им не помогает. Они порой не знают об этих льготах. В ходе земельной реформы в 90-х годах прошлого столетия, на каждого жителя таких сел выдали участок орошаемой земли в 1,5 соток для сельскохозяйственных нужд. Но это не решает их проблем, и люди опять же уезжают на заработки.

Бессилие «особого» статуса признают и сами власти. На вопрос, чем он помогает населению, аким Баткенского района Кенеш Салихов ответил: «Ни чем…»

Аким Баткенского района Кенеш Салихов

«Вообще закон хорошо написан, но когда начали составлять список приграничных сел, по Кыргызстану вышло очень много и требуется очень большая сумма денег [чтобы реализовать эти льготы]», — сказал аким.

Аким также добавил, что нет необходимости давать такой статус некоторым приграничным селам, где между ними и соседней страной есть расстояние.

“…У нас есть селы Кок-Таш, Таш-Тумшук, Уч-Тобо, Масейиттин жери. Они в шахматной форме расположены с границей соседнего государства. То есть, одна улица расположена на территории Кыргызстана, вторая – на территории Таджикистана. Этим селам можно дать “особый сатус”, а другим селам, которые расположены на определенном расстоянии от границы, я не вижу такой необходимости”, — поделился мнением глава района.

Захваты, подлежащие легализации

По словам двадцатишестилетнего жителя села Мин-Булак С. который отказался назвать свое имя, он и его родители, которые живут отдельно, не знают о льготах. При этом, по его словам в селе Мин-Булак есть более 100 домов, из которых 60-70% построены на орошаемых участках, что запрещено законом.

Часто в этих участках граница не уточнена и вызывает споры. Сельчане помнят случаи, когда случайно попавшие в спорную территорию или территорию соседней страны, получали ранения или даже погибали от пуль пограничников с той стороны границы. Особенно в селах, граничащих с Узбекистаном.

“Вообще участков для строительства домов выделяют очень мало. Граница не уточнена, если человек чужой, он может запросто перейти на границу Таджикистана”, — говорит С.

По его подсчетам, из более 100 хозяйств в селе, около 20 % сейчас пустуют – мигранты построили дома и снова уехали на заработки.

“Дома на орошаемых участках построили мы сами, без ведома органов власти. А зачем это [разрешение] вообще? Орошаемые участки нам дали на сто лет. Владельцы сами знают, как пользоваться ими. До ста лет кто жив, кого нет…”, — говорит С.

Слова С. подтвердил другой житель села, 37-летний Жамал Казыбеков, который также не знает о льготах от государства.

“Если честно, я не знаю, как и чем помогает нам государство. Я живу в этом селе с 1996 года”,  — говорил Казыбеков.

В Кыргызстане в ходе земельной реформы в 1990-х годах земли сельскохозяйственного назначения были распределены между сельчанами на временное пользование в качестве доли. В селе Мин-Булак на душу населения досталось по 1,5 соток орощаемых земель. Для сравнения – в северных регионах эта доля составляла до 1 гектара на каждого члена семьи, родившегося до начала реформ.

Кроме этого, лет 10-15 назад местные жители по своей инициативе подвели воду и разбили сад в своих земельных долях. Некоторые выращивают картошку, кукурузу и другую культуру, держат домашный скот. Нередко люди взяли и построили дома на своих участках, что запрещено законом.

По словам Казыбекова, в других селах области не разрешают строить дома на орошаемых участках, а в селе Мин-Булак власти “молчат”. Нередко люди сами расширили границы орошаемых участков, согласованно выделив земли шириной в 2 метра для дороги.

Аким района Кенеш Салихов же утверждает, что в селе Мин-Булак лишь около 30 домов построены на орошаемых участках. Он также отметил, что есть факты, когда в одном доме живут несколько семей, но это явление не носит массовый характер.

Он также отметил, жители Мин-Булака в основном переехали из сел Арыктын асты и Кок-Таш, которые были анклавами на территории соседнего Таджикистана.

“Жители этих сел построили дома на орошаемых участках. Среди них могут быть и этнические кыргызы, приехавшие из [других территорий] Республики Таджикистан”, — говорит аким.

Аким отметил, что владельцев этих домов и участков несколько раз предупреждали о том, что нельзя строить дома в этих участках и у них сейчас нет никаких документов на эти дома. Власти не намерены сносить эти дома, сейчас местные власти работают над тем, чтобы узаконить их.

“…Чтобы узаконить эти дома, я разговариваю с депутатами парламента, когда они приезжают к нам. Проблема решается на высоком уровне. У нас были случаи, когда жители приграничных сел продавали свои дома гражданам соседних республик, исходя этого, мы относимся к проблеме с пониманием”, — обяснил Салихов.

Одним из фактов признания законности этих строений здесь считают то, что РЭС установил в этих домах счетчики электроэнергии.

На коррупцию жалуются все, но пишут жалобы единицы…

Вопрос транформации земельных участков в пастбищах для строительства жилья решается на уровне районного руководства. Для этого создается комиссия из представителей органов архитектуры, пожарников и экотехинспекции. Но это требует много времени.

Изат Шадыманова

“После работы комиссии, мы начинаем работать со списком нуждающихся в участках. Но на этом этапе уходит очень много времени, потому что не все граждане, попавшие в список, находятся в Баткене. Кто-то уезжает на заработки, тогда передвинуть его очередь мы можем лишь через месяц. Для этого мы список с очередью мы вывешиваем публично, передаем через главы сел и айыльных округов. Если человек не приедет, составляем акт об этом и обновляем список”, — говорит аким района.

По словам Салихова, в прошлом году 600 граждан получили участки. Сегодня осваиваются в различных участках, в других – уточняют списки и готовят участки к отводу. Распределение участков не обходятся без споров.

По словам местных жителей, в 2015 году распределение земельных участков сопровождался с правонарушениями, но об этом мало кто говорит, и тем более, пишет заявление в органы следствия.

Как отмечает Изат Шадыманова из села Кызыл-Бел, ее сын и невеста живут вместе с ней. Старший сын 10 лет стоял в очереди на получение земельного участка. Ему уже 34 года, а участка все еще нет, у него два младших брата, которых нужно женить.

«Во время выдачи участков видели, как 20-22 летние парни получали земли. Получили у них деньги и сразу выдали участки, а такие как мы, которые больше нуждаются в участках, продолжаем жить в одном доме по нескольку семей. Мне надо еще двоих сыновей женить, а они хотят сначала построить дом, а потом жениться», — говорит Шадыманова.

Депутата сельского кенеша Жамиля Шадыманова также отмечает, что распределение земельных участков сопровождались с нарушениями прав отдельных граждан.

“У нас в селе Кызыл-Бел во время распределения участков происходили странные вещи. Мой сын 5 лет назад был в начале списка. Но к сожалению, его очередь передвинули и в итоге мы получили участок не на хорошем месте. Но, меня волнует другое – выдача участков по знакомству”, — сказала депутат.

По ее словам, она не только как депутат местного кенеша, но и как член Комиссии по распределению участков хотела бы, чтобы в первую очередь участки получили люди, которые находятся на заработках и имеют по 4-5 детей.

“На деле остались без участков люди, которые больше нуждаются в этом, у которых есть до 6 детей, в то время, когда участки получили люди, не стоявшие в очереди. Они просто принесли паспорт ребенка, который учится в 11 классе и получили участки. Меня удивило то, что часть людей отправили назад, сказав, что в очереди они должны простоять минимум один год. Я заметила еще, что некоторые люди ранее находились в Таджикистане, пришли и получили земли”, — сказала Шадыманова.

Когда депутат хотела обратиться с заявлением в соответствующие органы, ей помешали коллеги.

Жамила Шадыманова

“…Когда я задалась вопросом, а что будет с уязвимыми слоями населения, которым не достались участки, мне сказали, что планируется отвод участков на 200 семей, что в этот список их и включат. Не знаю, можно поверить этому или нет”, — говорит Шадыманова.

Перед выдачей земли в Кызыл-Беле, создавалась комиссия из местных депутатов, специалистов по земле. По решению комиссии, участки в первую очередь должны были получить особо нуждающиеся, всего 600 фамилий. Но, когда вышло постановление айыльного округа, в списке оказались совсем другие люди.

«После этого члены комиссии хотели пересмотреть список, но глава айыльного округа не разрешил. По моим опросам было много людей, фамилии которых были в списке по решению комиссии, но не оказались в списке айыльного округа. Здесь можно сказать, что кто дал деньги, тот и получил участок», — сказала депутат.

По словам Шадымановой, власти побоялись показать им последний список.

«Из-за нехватки земельных участков, сколько молодых семей развелось… Невестки бросают все и уходят к родителям. А ведь тяжело жить в одном доме нескольким невестам, да и с детьми», – добавила Шадыманова.

Большинство жителей села Кызыл-Бел отказывались открыто говорить, просили не указывать их имена и фамилии. Они боятся, что власти будут преследовать их и получить участок будет им еще сложнее. А на вопрос, почему не поднимают такие вопросы открыто, они отвечают, что не верят в справедливость властей и судов.

По информации одного из анонимных жителей села, в 2015 году здесь земельные участки получили не 600, а больше граждан.

«По моим подсчетам получили участки около 750 граждан. Среди них есть люди, которые ни одного дня не жили в нашем селе. Я могу сказать, что 400-450 граждан фактически живут здесь, а остальные откуда–то приехали и за месяц получили участок», — сказал наш анонимный собеседник.

Другой житель этого же села, назовем мы его Асан, многие годы является членом Комиссии по земельным участкам. По его словам, все проблемы начинаются после  того, как Комиссия передает свое решение в айыльный округ.

«Бывает моменты, что теряются дело. А народ есть народ, они приходят к нам и говорят, что мы просто обманули их. Если все было бы чисто и прозрачно, вот таких обид и недовольств не было бы», — говорит Асан.

Он также отметил, что в айыльном округе нигде не висит список очередности на участок.

«Если бы работал закон, о котором вы говорите, все было бы по-другому. Те, кто распределяет участки, говорят на одном языке. Таких, как я, очень мало, и мы не можем бороться против них», — говорит Асан.

Глава айыльного округа Карабак Суйун Убаев не согласен  с этими утверждениями. По его словам, земли выдали по списку, по очереди и не было зафиксировано правонарушений или коррупционных шагов.

Убаев признает, что многие живут в одном доме по нескольку семей, но не знает их количества. На его имя поступали заявления от жителей с просьбой принять меры по фактам коррупции, которые имели место при распределении земельных участков.

Суйун Убаев - глава айыльного округа Карабак

“Точное количество таких заявлений не могу сказать, но их было мало. Мы этим людям объясняем, как проходило распределение участков”, — сказал глава округа.

При этом Убаев отказался предоставить нам списки граждан, стоящих в очереди и список тех, кто получил участки. Практически в течение двух месяцев он и его заместитель и ответственный секретарь избегали встречи с нашим корреспондентом на месте, не отвечали на наши телефонные звонки.

Без ответа остается и наш письменный информационный запрос, который мы подали на основе закона о доступе к информации, который обязывает чиновников предоставлять гражданам любую информацию, которые не носят секретного характера.

По словам ответственного секретаря айыльном округе Карабак Тазабека Матраимова, глава айыл округа Суйун Убаев лечится в одной из больниц города Бишкека и 16-й день не отвечает на звонки. При этом отказался сказать, в какой именно больнице он лечится.

У нас остается единственный выход – потребовать предоставить запрошенную информацию через суд, что предусмотрено законом.

Пусть немного, но заявления от жителей поступали и в прокуратуру Баткенского района.

“Недавно поступило два заявления. Мы их передаем сотрудникам милиции, они разберутся. Если выяснится, что была коррупция, мы примем меры”, — сказал заместитель прокурора Баткенского района Санжарбек Кочкоров.

Документ, подтверждающий, что в айыльном округе Карабак приняли наш информационный запрос

А люди продолжают уезжать

Аким Баткенского района Кенеш Салихов также опровергает слова депутата Шадымановой и сельчан о несправедливости при распределении участков.

“Если есть факты о нарушении чьих-то прав, пусть ко мне обращаются, мы примем меры. Там в составе комиссии сидят люди, [нашу работу] проверяют представители прокуратуры. За такое нарушение несет ответственность главы айыла и айыльного округа”, — ответил аким.

По его мнению, количество уезжающих на заработки растет из-за безработицы, а не из-за отсутствия жилья.

Массовый отток людей на заработки начался в регионе в 1994-96 годах, и, поскольку социально-экономическая ситуация в стране и особенно в Баткенской области остается сложной, зачастую мигранты не думают возвращаться назад.

“Люди которые уехали в те годы, уже расположились там, они приезжают и уезжают, не живут здесь… из-за безработицы. Например, в айыльных округах Дара, Кыштут на душу выделено земельной доли по 1,5 соток, а в айыльных округах Кыштыт, Актатыр по 2 соток. Не каждый год же люди получают хороший урожай и от погоды это тоже зависит”, — сказал Салихов.

Глава района также отметил, в Баткене можно построить заводы по добыче золота и других природных богатств. Инвесторы тоже есть, но на их пути стоят препятствия.

“У некоторых инвесторов есть лицензии, но не могут начать работу. Им мешают. Если бы эти инвесторы начали работать, то можно было бы трудоустроить около 1000-1500 граждан”, — говорит он.

Один из пустующих домов в селе Мин-Булак

Из-за ограниченности финансовых возможностей, люди строят дома годами, но часто не живут в них.

“Лишь около 30% сельчан заинтересованы получить земли в селах, а 70% хотят получить их в городах, поближе к Бишкеку или Ошу (второй по величине город со статусом южной столицы. – прим. ред.). Мой друг 3 года назад уехал в Бишкек и начал строить дом, только теперь смог установить окна. Планирует жить здесь, но когда будет возвращаться, не знает”, — сказал Казыбеков.

Другой житель села Мин-Булак С. отметил, что люди уезжают на заработки семьями.

“Есть семьи, которые уехали, полностью закрыв дома на замок. Мой сосед один из них. Им тяжело было с детьми, мы слышали, что детей они отдали в интернат в Бишкеке, а сами уехали в Россию… У нас есть одна улица, где все мужья уехали в Россию. Мы называем ее “улицей без мужей”, там живут одни женщины с детьми”, — рассказывает С. смеясь.

Пока решают проблему, она обретает другие масштабы

Общественный фонд “Инсан Лейлек” в рамках проекта “Повышение роли Общественных советов в решении проблем мигрантов и членов их семей”, в 4 пилотных районах Баткенской области провели исследование о нуждах населения на земельные участки для строительства жилья.

По словам руководителя Общественного совета Абдраима Камалова, мониторинг и выявил проблемы, связанные с трансформацией земель для нужд населения.

“Для освоения земель на строительство индивидуального жилья, каждый год собираются документы, которые должны пройти через кабинеты многих министерств. К сожалению, когда документ доходит до премьер-министра страны, он меняется, и приходится повторить всю эту работу заново”, — сказал Камалов.

В ходе мониторинга в 2015 году главы айыльных округов и специалисты по земле отметили, что частая смена премьер-министра негативно влияет на процесс трансформации и распределения земельных участков. За 25 лет независимости, в стране премьер-министр сменился 24 раза.

Камалов также отметил, что обратившихся с заявлением о выделении земельных участков людей можно сразу зарегистрировать, но “толку от этого мало”. Люди не сохраняют копии своих заявлений и номер своей очереди. Потом, лет через 5-6 им придется заново занимать очередь в списке. Люди не имеют информации о том, почему им не выделяют земельные участки.

“В ходе мониторинга еще мы заметили, что ни в одном айыльном округе нет доски объявлений, где можно получить информацию по земельным вопросам, нигде не вывешен список нуждающихся… Мы выявили случаи, когда семья, имеющая 5 детей не получила участок, но другая семья получила участок на ребенка, который только учится в 5-6 классе”, — сказал Камалов.

По итогам мониторинга ОФ “Инсан Лейлек” и группа мониторинга сделала совместное обращение в Жогорку Кенеш (парламент Кыргызстана) с предложением рассмотреть вопрос упрощения процесса освоения новых земельных участков под строительство индивидуального жилья.

По словам акима Кенеша Салихова, этот вопрос уже рассматривается в парламенте.

Салихов не согласен с выводами Камалова о смене премьер-министров. Он считает, что смена премьер-министра не влияет на процесс, если документ уже находится на стадии подписания.

“Документы по освоению новых земель должны пройти через органы юстиции, после этого его для согласования должны подписать все министры. Документ задерживается на этом этапе”, отметил аким.

По мнению сельчан, неважно, по каким причинам задерживаются документы и это не оправдывает того, что вопрос не решается годами. Ведь с годами растет количество населения и, соответственно, нуждающихся в жилье.

Как показывает статистика, с 1989 года по 1999 год население области выросло на более, чем на 70 тысяч человек. В следующие 10 лет – всего на более 40 тысячи, что связано с массовой миграцией. С 2009 по 2016 год прирост населения области составил уже более 50 тысячи человек.

На вопрос, какие конкретные меры предлагают для решения вопроса, местные власти пока отвечают, что идет процесс освоения богарных земель, которые и будут выдаваться нуждающимся. Но сельчане отмечают, что эти слова они слышат уже не один десяток лет…

Айжамал Истанбекова, Канышай Ашимова, Голос свободы, Баткен-Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=32987

Поделиться ссылкой: