Марина Эдигеева: Правозащита – это не профессия, а скорее, состояние души

Рассказ о том, как маленькая девочка мечтала стать директором шоколадной фабрики, но стала правозащитником. В придачу – рецепт своеобразного яблочного пирога от профессионального юриста.

Голос свободы, Талас

Наш очередной гость в рубрике «Портрет правозащитника » – юрист ОО «Союз единения» из Таласской области Марина Эдигеева. Она долго не соглашалась на это интервью, считая это нежелательным самопиаром…  Только после того, как наш корреспондент смогла убедить ее, что работа по так называемому «пиару» будет проходить без отрыва от работы – с разъяснением важности правозащитной сферы, она сдалась…

Каким ребенком она была… Ну, конечно – шумным! У меня по всем предметам в школе было «5», а по поведению «1». Но этот ужас для моих бедных родителей и учителей продолжался до 3 класса, когда я еще дралась с мальчишками, самоутверждалась. Но потом остепенилась…

Отношения со сверстниками. Мое преобразование в скромную девочку, вовсе не означало, что я перестала быть  командиршей. Наказывать никого не наказывала, но всегда старалась защитить тех, кого обижали, кто был слабее. Натура у меня такая, что не могу спокойно смотреть или пройти мимо, когда кого-то обижают или бьют.

Это мне передалось от мамы. Бывало, идем с ней вместе, – а детство мое прошло в селе Сары-Джаз Иссык-Кульской области, а там мальчишки дерутся, или кто-то ругается или спорит, – так моя мама никогда не проходила мимо, обязательно старалась рассудить, примирить конфликтующие стороны и ей это удавалось. Считаю, что именно мама заложила во мне, как это принято называть –  обостренное чувство справедливости.

Откуда есть пошло славянское имя «Марина»? Родители были геологами, хотя мама всю жизнь проработала в отделе кадров системы геологии. Они своим примером доказывали, что благополучия в жизни можно добиться лишь одним путем – трудолюбием. Другим качеством, которое также присуще моей семье – это уважение к мнению каждого члена нашей семьи, любого человека. Как мне рассказывали, до моего рождения, моей старшей сестре очень нравилось славянское имя «Марина» и, когда я родилась, она предложила назвать  меня этим именем. И мой отец – глава семейства прислушался к ее мнению. Хотя сестре на тот момент  не было и 4 годика…

Родители…

Из детских воспоминаний приходит на голову то, что у меня всегда был громкий голос. Видимо, из-за этого прозвали командиршей. Помню, когда учителя на короткое время  отлучались от урока, то я громогласно пыталась всех успокоить, призывала к порядку. Потом меня всегда привлекали на различные общественные и культурные мероприятия, проводимые в школе. Я  декламировала стихи, выступала ведущей вплоть до окончания школы.

Мечтала стать директором шоколадной фабрики, уж больно сладости любила и по сей день это является моей слабостью. Бороться с ней ныне получается не очень, если учитывать, что любовь к сладкому у меня перешло к фанатичному увлечению к выпеканию. Люблю выпекать пироги, другие шедевры кулинарии.

Рецепт пирога от Марины Эдигеевой. Расскажу вам простой способ приготовления «Яблочного пирога».

Надо взять полторы стакана муки, 200 гр. маргарина, 3-4 яблока, 2 яйца, половину чайной ложки соды, чайную ложку корицы, 100 грамм сахара, соль по вкусу, две столовой ложки растительного масла и 4 столовой ложки молока.

Маргарин смягчить на водяной бане. Сахар смешать с яйцами и взбить, добавить маргарин, муку и молоко. Все перемешать, добавить соду, гашеную уксусом и смешать до однородной массы. Яблоки нарезаются тонкими дольками, удаляются сердцевина. Дольки красиво выложить на дно противня, но не оставляя зазоры и присыпать корицей. Сверху выложить тесто, оно должно получиться густым.

Выпекать 30 минут в горячей духовке. Когда пирог поднимется и полностью зарумянится, его можно вынимать и перевернуть противень на лист или тарелку, золотистые яблочные дольки окажутся сверху.

Приятного вам аппетита!

С будущим мужем встречались 3 года. С ним мы учились на одном факультете – юридическом. Он меня шокировал тем, что на следующий день нашего знакомства сделал мне предложение. Но тут  моя склонность к отстаиванию своей позиции сыграла значительную роль – с будущим мужем мы встречались ровно 3 года и только потом узаконили отношения. И вот как 12 лет мы вместе. Воспитываем троих детей – дочку и двоих сыновей.

С детьми…

После сложного трудового дня без антидепрессантов не обойтись. Я имею в виду самый безвредный вид антидепрессантов, в качестве которых выступают мои собственные дети. Стоит мне после работы их приласкать, посидеть, поговорить с ними, так сразу я забываю о проблемах на работе, о негативе, о безысходности…

Первое чувство «безысходности». Я не могу назвать это страхом, но что-то наподобие отчаяния,  горечи и неспособности предпринимать что-либо у меня было. Это когда 20 человек привезли и высадили возле здания Таласского областного суда. Агрессивно настроенная толпа, состоящая преимущественно из женщин, сначала развернули свои плакаты, начали выкрикивать угрозы в мой адрес, а потом и вовсе попыталась оцепить меня и бросить на растерзание каких-то взбесившихся, совершенно посторонних  женщин, которые не были участниками или даже свидетелями судебного процесса, [где я выступала адвокатом].

Одно дело, бесконечные процессы… Речь идет о деле, главным фигурантом которого является директор интерната для умственно-отсталых детей в селе Кум-Арык Таласского района – Кенжалы Орозалиев. 22 августа текущего года должен был состояться суд по трем гражданским искам против Орозалиева от его бывших подчиненных. Кроме того, в суде только должен был рассматриваться вопрос о подсудности – в какой суд перенаправить эти дела.

Кенжалы Орозалиев до этого заявлял, что я не должна была браться за защиту учителей интерната, которых он уволил. Меня спасло то, что я не растерялась и включила видеозапись. Адвокаты встали на мою защиту.

Но мне стало обидно из-за того, что сами сотрудники суда ничего не стали предпринимать, только после того, как я настояла, кто-то стал звонить в милицию. Женщины начали кидаться, хватать меня за руки, а одна даже пыталась ударить, но я успела увернуться. Крики, скандирования, проклятия, нападки продолжались и тогда, когда я зашла в зал судебного заседания.

Вообще, пока конца не видать этой судебной тяжбе – подаются протесты и апелляции, то с одной, то с другой стороны.

Реакция супруга на ее «неженское» дело. Он, конечно переживал. Но никогда не говорил, чтобы я бросала это дело, свою работу. Он всегда поддерживает меня…

Всегда хотелось писать… Закончила Кыргызский национальный университет по направлению – юриспруденция, а также факультет журналистики.

Кстати, журналистикой я заинтересовалась задолго до правозащитной деятельности. И причем мне всегда хотелось писать о правозащитниках, о том, как защищают униженных, а также о тех, кто испытал на себе произвол со стороны власть имущих.

Но поскольку факультет журналистики я заканчивала в одном из вузов с арабским языком обучения, то я наряду с основами журналистики усвоила язык и обогатила духовную сторону своей человеческой сущности.

Мой рабочий кабинет

Научилась читать Коран. В то время у меня уже была семья, маленькие дети, работа, но я успевала и учиться. Считаю, что замужняя женщина, намного организованнее, чем девушки, не обремененные семьей. А женщина, которая при этом читает намаз, должна вдвойне распланировать свой день и придерживаться строго графика.

Натура «жаворонка». Учиться, работать и успевать, при этом быть – женой, матерью и хозяйкой мне помогала еще моя натура «жаворонка». Люблю вставать рано и успеть сделать все домашние дела.

Главное для правозащитника. Это – видеть свою миссию. Защита прав человека в целом через защиту прав конкретных людей или другие механизмы (например, продвижение знаний или разработка стандартов, или механизмов в области прав человека).

Правозащита – это не профессия, а скорее, состояние души. Владение навыками решать общественные проблемы, которые базируется на признании прав и свобод человека.

Поэтому правозащитником может быть не только юрист, защитой прав может заниматься и журналист, помогая людям реализовывать право на получение правдивой информации, изучая общественные причины и проявления нарушений прав человека. Однако у меня юридическое образование есть и это мне очень помогает в моем нынешнем качестве.

Рабочие будни

Юрист или правозащитник? Правозащитнику не обязательно иметь юридическое образование. Права человека защищаются не только юридическими инструментами. Для себя я давно решила вопрос, связанный с тем, должен ли юрист быть правозащитником? Для себя я ответила утвердительно. Но суть юридической профессии в том, что юристы (адвокаты) защищают не только, и даже не столько «права человека», сколько «интересы человека» или юридического лица.

То есть, я считаю, что задача правозащитника более широкое и объемнее – это добиться не только восстановления прав жертвы, но  и обязательно через эту индивидуальную победу предпринять какие-то действия для улучшения ситуации с соблюдением прав человека в той или иной сфере.

Лучшая на свете свекровь. Я хочу сказать, что большая заслуга в том, кем я стала, принадлежит в значительной степени одному человеку – моей свекрови Каракоз Жеенбаевой. Ей сейчас 85 лет. Благодаря ей, нашей апашке я имела возможность учиться, работать. В любое время суток могла уехать по работе и все мои дети в грудничковом возрасте находились под ее бдительным взором.

Со свекровью…

Сейчас мои дети учатся в школе, но так и повелось, что дочка Алтынай, сыновья Азирет и Амангельди очень сильно привязаны к своей бабушке. Вот и на эту встречу с вами я пришла с ней, так как дома она остается одна и ей бывает скучно. Как вы заметили, несмотря на то, что мы беседуем с вами почти час, она терпеливо ждет и одобрительно кивает. Все из-за того, что она всегда культивировала труд, занятость на работе, если хотите, фанатическое увлечение профессией.

Она всегда старалась придерживаться этих принципов и прививала их детям. Огромное спасибо ей за это!

Гульмира Тыналиева, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи:http://golos.kg/?p=33194

Поделиться ссылкой: