(Русский) Больной в ИВС. После задержания милиционерами человек «не чувствовал ни холода, ни голода…»

После того, как адвокаты начали работать по его заявлению о пытках, Халмутаев отказался от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». Но позже к правозащитникам пришла его мать…

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли не него давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян также обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли не него давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян также обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли не него давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян также обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли не него давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян также обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли не него давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян также обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли не него давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян также обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества. Также юрист отметил, что госпитализация возможна в двух случаях, в случае, если больной опасен для себя, или больной опасен для других.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества. Также юрист отметил, что госпитализация возможна в двух случаях, в случае, если больной опасен для себя, или больной опасен для других.

“Врачи решили что он не опасен, ни для себя, ни для окружения, тем не менее к нему применяют пусть амбулаторный режим, но принудительного лечения. Лечения — от чего?!”, — задается вопросом юрист.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Голос свободы, Ош

Мать 33-летнего Медербек Халмутаева Асылкан Халмутаева обратилась в Джалал-Абадскую областную правозащитную организацию «Справедливость» за помощью. Она сообщила, что ее сына избивали сотрудники милиции в ИВС Базар-Коргонского района. Это произошло в феврале 2015 года, а адвокат Сардор Абдухалилов поделился этой историей из своего опыта на встрече адвокатов Коалиции против пыток в Оше, которая прошла 5-6 октября.

Фамилия и имя Медербека Халмутаева было знакомо адвокатом и юристам фонда, потому что осенью 2014 года он сам обращался к ним с заявлением на пытки. Однако, после того, как адвокаты начали работать по его заявлению, Халмутаев отказывается от своих претензий к милиционерам, сказав, что «сам решит свои дела». На вопрос, не оказывал ли давления на него, ответил «нет». Медербек был задержан по обвинению в скотокрадстве.

По словам Сардора Абдухалилова, после прекращения договора об оказании услуг адвоката, у Халмутаева началось психическое расстройство, которого у него не было ранее.

Адвокат Сардор Абдухалилов

«Адвокат, который участвовал в деле во время следствия, ходатайствовал о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Его направляют на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в республиканскую психиатрическую больницу в селе Кызыл-Джаре. Там он пролежал 8 месяцев. Два месяца дали, чтобы установить наличие расстройства, вменяемый или не вменяемый человек, но этого не установили в течении 8 месяцев. Причины неизвестны», — говорит Абдухалилов.

Позже эксперты все же дают заключение, где указано, что он «не вменяемый, не чувствует ни холода, ни голода, ни с кем не разговаривает, не контактируемый» и отправляет материалы следователю. Следователь взял и направил дело в суд, — добавил адвокат.

Базар-Коргонский районный суд приостановил дело и отправил Медербека на принудительное лечение. Но, несмотря на заключение о «невменяемости» больница направляет его в ИВС, где его держали с октября по февраль 2015 года. Узнав об этом, группа правозащитников поехала в указанный ИВС.

«В заключении так и написано «он не чувствует ни холода ни голода». Начальник ИВС говорит, «да, он неделю лежит без движения, в туалет не ходит ни с кем не разговаривает». Мы не поверили, вызвали сокамерников. Сокамерники говорят «мы сами перепуганные, ночью он на нас нападает», — говорит Абдухалилов.

По словам Абдухалилова, Халмутаев раньше служил в армии и говорит, что был здоровым до задержания. Родственники и родители парня также утверждают, что Медербек стал таким после избиения и пыток в ИВС. В роду у Халмутаевых нет наследственной болезни с психическим расстройством. Юристы «Справедливости» намерены подать исковое заявление от имени Медербека о выплате ему компенсации. Сейчас юристы собирают документы, сделали запросы о состоянии его здоровья.

Сейчас кроме психологического расстройства, Медербек болеет туберкулезом открытой формы и у него развивается онкологическая болезнь. Сейчас лечится в туберкулезном диспансере вместе с отцом. Для него выделили отдельную комнату.

Юристы работают в двух направлениях: по заявлению о пытках и жестоком обращении, а также о нарушении права на охрану здоровье.

«Он нуждался в специализированном лечении, но его держали в ИВС», — отметил Абдухалилов.

Юрист Арсен Амбарян полагает, что в этом деле налицо не своевременное расследование заявления на пытки, которые, возможно и привели к психическому заболеванию.

«Это опять пробелы закона. В принципе суд должен был выехать в больницу и решить прекратить дело, потому что человек – не вменяемый», — сказал Амбарян.

Арсен Амбарян обратил внимание коллег еще на один момент: Халмутаева положили в больницу, но врачи в заключении не пишут, насколько он опасен для себя и для общества. Также юрист отметил, что госпитализация возможна в двух случаях, в случае, если больной опасен для себя, или больной опасен для других.

“Врачи решили что он не опасен, ни для себя, ни для окружения, тем не менее к нему применяют пусть амбулаторный режим, но принудительного лечения. Лечения — от чего?!”, — задается вопросом юрист.

Сардор Абдухалилов отметил, что успехом в этом деле является то, что следователь получил дисциплинарное взыскание за то, что в свое время не приостановил дело.

Обсуждение различных случаев из опыта было инициировано в рамках встречи адвокатов Коалиции против пыток в Кыргызстане, которая прошла 5-6 октября в Оше. Целью встречи были обмен опытом и выработка стратегии работы адвокатов по улучшению качества правовой помощи жертвам пыток и жестокого обращения.

В ходе встречи также было презентовано Практическое руководство по документированию следов насилия, пыток и жестокого обращения.

Элиф Со, Голос свободы, Ош-Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33380

Шилтемени бөлүшүү: