Эрнист Молдокеев: Если люди находятся в конфликте, возьмите их в одну команду…

Начальник милиции Ала-Букинского района Эрнист Молдокеев рассказал нашему порталу о профилактической работе по предупреждению правонарушений в регионе.

Голос свободы, Ала-Бука – Бишкек

Село Ала-Бука, центр одноименного района Джалал-Абадской области расположен в 560 километрах от столицы, до областного центра жителям района ехать около 200 километров. Поэтому появление журналистов из Бишкека для жителей почти целое событие – люди спешат встретиться с ними, делиться своими проблемами, пожаловаться… А пожаловаться тут людям есть на что, мы уже не раз писали о проблемах, которыми живут алабукинцы – тут и конфликт между селами, и доступ к качественным медицинским услугам и пытки.

Начальник РОВД Эрнист Молдокеев рассказал нашему корреспонденту, как они борются с преступностью, и каковы связи милиции с населением.

— Эрнист Ыманбекович, в нашей практике люди часто жалуются, что попасть в здание правоохранительных органов трудно, где часто установлены железные двери с чиповыми ключами. Какова у вас здесь ситуация в этом плане?

У нас все граждане проходят через контрольно-пропускной пункт (КПП), оставляют там свои данные. Больше никаких сложностей нет. Я веду учет своего приема граждан. Если из далеких сел приезжают люди, их принимаю всегда безо всяких препятствий, даже несмотря на обеденное время. Ведь они приезжают из сел за 80-90 километров. И всем своим сотрудникам говорю: “принимайте людей, если опаздываете на обед, потом можете продлить обеденное время”.

— А как работают участковые милиционеры в селах?  

— В ОПЦ (общественно-профилактические центры) наши сотрудники работают в сотрудничестве с судами аксакалов, советами аксакалов, советами женщины и комитетами молодежи. На сегодняшний день в составе ОПЦ работают 118 человек. Из них 64 человека представляют в женсоветы, 51 — суды аксакалов. Из комитетов молодежи представлены 47 человек.

У каждого из них есть свои функции. Главное – профилактические работы. В селах, когда совершаются акты бытового насилия или какие-то ссоры, эти люди работают с ними, чтобы дело не доходило до разборок в милиции. Если проблема возникает с молодежью, то участников конфликта стыдят перед людьми в целях перевоспитания. Это полезнее, чем доставка в отделение милиции, расследование и передача дела в суд.

— По району работает 24 участковых милиционеров. По приказу штат соответствует, но из-за большой протяженности территории района, участковые милиционеры не успевают. В прошлом году по приказу министра добавили 4 штата, и это немного облегчило работу по обслуживанию населения.

Мы проводим собрания с жителями села. Выслушиваем жалобы людей. Бывает, что на участкового жалуются. Мы принимаем меры и на следующем собрании выясняем, есть ли результат в работе участкового. Делаем акцент на профилактической работе, если не улучшим работу по профилактике правонарушений, то будет очень тяжело [бороться с преступностью]… На сегодняшний день ОПЦ рассмотрели 172 заявления от граждан.

Справка: Комиссия органов местного самоуправления по административным правонарушениям создается мэрией, районной администрацией мэрии и айыл окмоту (сельская управа).

Порицание судами аксакалов также полезнее, чем подача заявления в милицию. Потому что в селах все знают друг друга, и нарушители не хотят позориться перед народом и стараются не попасть в такую ситуацию.

Много лет говорится, что суды аксакалов не получают зарплату за свою работу. У них есть какой-нибудь стимул для работы?  

— Да, действительно, не хватает стимула в работе судов аксакалов. Все упирается в финансы. Местная власть не может финансировать, потому что их бюджет ограничен. Если бы было финансирование, работа судов аксакалов была бы еще более эффективной. На собраниях с населением мы всегда говорим местным властям, чтобы они помогли хотя бы купить им бумагу.

Какие условия для них созданы?

— Для них выделены помещения, планируем купить им компьютеры. И у них появится возможность вести бумажные документы. Суды аксакалов могут работать с сотрудниками поселковых отделений милиции (ПОМ).

Мы планируем открыть возле рынка в центре Ала-Буки опорный пункт милиции. По воскресеньям в центре Ала-Буки проходит большая ярмарка, приезжают коммерсанты из других районов. Кто-то ходит пьяным, возникают конфликты и в этом случае удобно, чтобы участковый был рядом.

  В регионах жертвы семейного насилия не обращаются в органы с заявлением и факты насилия остаются безнаказанными. Какую работу ведете в этом направлении?

— Участковые милиционеры на местах разъясняют женщинам, что они имеют права обращаться в милицию, в случае насилия или жесткого обращения. Я сейчас точно не могу сказать, сколько в среднем в месяц заявлений поступает о насилии и жестоком отношении к женщинам, потому что это бытовой случай.

В каждом ПОМ есть журналы регистрации, где записываются все факты и проделанная работа. Начальники ПОМ работают с населением, на собраниях с жителями они проводят также объяснительную работу на темы экстремизма и терроризма, иногда по вопросам границы, когда там неспокойно.

— Как часто используете охранные ордера?

— Охранные ордера мы не выдаем сразу. Прежде чем выдать охранный ордер, рассматриваются все жалобы, проводится расследование – правда ли была бытовая ссора, акты насилия. Если второй раз поступит заявление о том, что муж избил жену, обязательно принимаются административные меры, а после выдается охранный ордер. При повторной выдаче охранного ордера, опять же проводится профилактическая работа совместно с местным сообществом, после  третьего раза мы передаем уже дело в суд.

Мы два года назад посетили ваш район, тогда вопрос конфликта между учениками двух сел и между учениками отдельных школ стоял очень остро. Какова ситуация сейчас?

— Да, действительно в Ала-Букинском районе есть традиционный конфликт среди учеников средних школ. Чтобы исправить ситуацию, в этом и в прошлом году, в рамках программы «Моя родина – Кыргызстан», среди учеников провели спортивные мероприятия. Эта работа велась совместно с сотрудниками ИДН (инспекция по делам несовершеннолетних. – прим. ред.) и с участием представителей СМИ.

Например, школы имени Орозалиева, Балтагулова и другие всегда конфликтуют между собой. На спортивных соревнованиях мы собрали в одну команду учеников из каждой школы. То есть, в одну команду объединили учеников, которые конфликтуют между собой, так как в одной команде им придется поддерживать друг друга ради командной победы. Перед ними остается два пути – либо они поддержат друг друга, либо их команда проиграет.

— Насколько нам известно, ранее тут не решались проводить такие соревнования, так как они заканчивались опять же драками…

— Наша цель была вовлечение молодежи в спорт, так как узнали, что 7 лет здесь не проводились спортивные мероприятия. Даже по футболу школьники никуда не выходили из района. При поддержке райадминистрации и других учреждений в прошлом году на областном турнире сборная команда района по футболу заняла первое место, и эта работа продолжается в этом году.

В школах постоянно проводится профилактическая работа. С учениками работают участковые, совместно с Центром защиты прав ребенка.

Первый кубок сборной команды Ала-Буки на областных соревнованиях

— Какая конкретно ведется работа?

— Мы также организовали для старшеклассников кросс. На одной встрече им на руки дали боевое оружие с холостым патроном… Все это делается в целях подготовки молодежи к защите родины. Проводили для них открытие двери, организовали экскурсию в ИВС…

В Ала-Буке есть часть Минобороны, мы их и туда повели, показали. Чтобы после школы в представлении учеников были живые картины о профессиях и возможностях выбора профессии. Ведь кто-то хочет поступить в военное училище, пойти на военную службу. Там ученики общались с солдатами, задавали вопросы и остались довольны.  Даже не скрывали, что у некоторых появилось желание служить на основе контракта.

Мы первыми начали проводить дни открытых дверей, сейчас нас поддерживают акимиат и другие организации. Еще планируем познакомить учеников с пограничной службой, вопросами границы.

Конечно, мы не говорим, что у нас все хорошо, и мы разрешили все конфликты. Да, и у нас есть несовершеннолетние дети, состоящие на учете.

— В приграничных  районах очень актуальным остается скотокрадство. А как здесь обстоят дела?

— Мне предъявляют претензии, что я не раскрываю преступления по скотокрадству. Мы в основном работаем над делами 2013-2014 годов (Молдокеев приступил к этой должности позже. – прим. ред.).

В 2014-2015 годах мы поймали две группировки скотокрадов. Одна группировка была на территории Узбекистана, а вторая на территории Кыргызстана. У нас в этот раз получилось поймать обе группы, обычно группировку из Узбекистана не получалось поймать. Во время этой операции наши ребята получили вред здоровью, так как им пришлось долгое время ждать в холоде. Но позже этих людей решением Верховного суда отпустили, дав условные сроки. Они возместили ущерб 5 пострадавшим, дав по 50 тысяч сомов (около $750) и дело закрыли.

Хотел бы еще отметить, когда мы говорим о таких проблемах, мы всегда отвечаем на вопросы журналистов и правозащитников. И почему-то права потерпевших, потерявших свое имущество, остается в стороне. Ведь в селах одна корова и есть весь доход одной семьи, за одну ночь вор отбирает у законопослушных людей то, на что живет его семья.

Если говорить о статистике, то за 2014 год в районе было зарегистрировано 23 факта скотокрадства, по ним возбуждены 23 уголовных дела. Доведено до конца и передано в суд 11 дел. В 2015 году было зарегистрировано 17 фактов скотокрадства, в суд передано 10 дел.

— Наш портал ранее не раз писал о жалобах на применении пыток со стороны сотрудников РОВД Ала-Букинского района в отношении подозреваемых. Что об этом можете сказать?

— В этом деле граждане обвиняются за кражу 18 коров. Их воровали не в один день, а в течении нескольких дней с перерывами. По этому делу о скотокрадстве проводилось расследование и вина обвиняемых доказана. Осталось ждать решения суда. Обвиняемые обратились во все инстанции: и в областную прокуратуру и в Генеральную прокуратуру, и в Институт омбудсмена. Представители всех этих органов приезжали сюда, посещали судебные процессы, участвовали в расследовании и дали свои оценки.

Что касается пыток, дело было возбуждено в отношении сотрудников ОВД города Таш-Кумыра. В течении месяца нам пришлось отвлекаться от работы и отвечать вопросы поэтому делу.

Элиф Со, Голос свободы, Ала-Бука – Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=33663

Поделиться ссылкой:

Мы в соцсетях


Подписаться на новости


Последние новости