Репортаж из зала суда: Назначенные виновниками или следствие, которого не было…

Публикуем продолжение репортажа из зала суда по “делу Азимжана Аскарова”, которое пересматривает Чуйский областной суд.

Голос свободы, Бишкек

Как мы писали ранее, во вторник, 1 ноября, в суде по делу правозащитника допросили в качестве свидетелей, осужденных, отбывающих пожизненные или длительные сроки заключения в различных колониях. Все они отказались от показаний, которые они давали в 2010 году во время следствия и суда. Эти люди осуждены по обвинению в участии в массовых беспорядках и убийстве милиционера, а их действиями, по версии следствия, руководил Азимжан Аскаров.

Осужденному на 20 лет Шукуржану Мирзалимову сейчас 44 года. Высокий, крепко сложенный мужчина, держится спокойно, у него готовы четкие и короткие ответы на вопросы. Вернее, уклонения от ответов.

Все еще боятся говорить

По его словам, 12 июня 2010 года он был на улице Сайдуллаева (центр села Базар-Коргон) в числе других сельчан, там были и милиционеры. 13 июня, (когда в селе начались погромы и поджоги) он забрал из дома свою семью — четверых детей, маму и соседку-кыргызку с внуками. До вечера они просидели в яблоневом саду, вернулись домой только ночью. Когда ему сообщили, что его хотят задержать, он пошел в акимиат, где его и задержали.

“Меня не задерживали, я сам пришел в акимият за помощью. Там я потерял сознание и очнулся в ИВС моя голова была на коленях Азимжана Аскарова”, — сказал он.

На вопросы адвокатов и прокуроров он отвечал кратко – “ничего не помню”, явно не желая раскрыться, как это делали другие свидетели.

По его кратким ответам стало понятно, что ему не оказывали медпомощь, а через три дня перевели в другую камеру. В свое время в суде он заявлял о необходимости проведения эксгумации тела убитого милиционера для установления точной причины смерти — от колото-резаных ран или огнестрельного ранения. Но говорить об этом в суде отказался.

Когда Азимжан Аскаров попросил его подтвердить, что их сильно избивали, он ответил, что «сейчас никого не будет обвинять, ни на кого не будет давать показаний, история рассудит».

«Там, где я отбываю срок, каждый знает, за что сидит», — с вызовом в голосе сказал Мирзалимов.

На вопросы прокурора о причинах изменения показаний, ответил, что в те дни его заставляли подписывать документы, он это сделал, не читая документов.

На многие вопросы он так и не ответил, но из зала суда ушел уверенно, с высоко поднятой головой.

Пришел, увидел и ушел…

Вы слышали, как идет пожизненно осужденный? Сначала мы слышим звук гремящих цепей, руки и ноги осужденного закованы в кандалы и наручники, связанные цепью, они могут передвигаться мелкими шагами. Их ведут по коридору с низко опущенной вниз головой. Только при входе в зал им позволено выпрямить спину. Закованными руками они снимают головной убор — темно-синюю кепку или черную шапочку. Их головы покрыты короткой щетиной, они одеты в темно-синюю форменную одежду, на которой на спине и три большие буквы — ПЛС — пожизненно лишенный свободы.

29-летний Мухаммадзакир Кучкаров высокого роста, но из-за опущенных плеч у него исказилась осанка. Он говорит быстро, отрывисто, на лице напряжение, нервный тик. Голова в шрамах, как он сказал, в детстве было сотрясение мозга. Не хватает нескольких зубов. Из-под нависшего лба и густых бровей – колючий, недоверчивый взгляд. Лишь ненадолго он меняется, когда отвечает на вопросы Толекан Исамаиловой и других.

Он сказал, что ранее не видел Аскарова и не знает, кто убил милиционера Сулайманова. 13 июня (в день убийства сотрудника милиции) он ушел в Узбекистан и пробыл там двое суток. Вместе с ним границу переходили его родные и знакомые, но их не пригласили в суд для дачи показаний. Они могли бы подтвердить, что 13 числа его вообще не было в Базар-Коргоне. Мухаммадзакира сильно избивали, пытали дубинкой, душили, надевая на голову пластиковый пакет, электрическим током. Он терял сознание, его обливали водой и пытки продолжались три дня, без еды и воды. На третий день он не выдержал и повторил то, что ему говорили.

Его недолгое выступление в суде вызвало тягостные мысли. Он — жертва пыток. Не знает за что его посадили на пожизненный срок. Человек, потерявший здоровье и веру в справедливость. Пришел, ответил на вопросы и ушел, а тихий, тяжелый звон цепей остался в памяти.

Избивали непрерывно и указывали что и как говорить

Следующий свидетель — 39-летний ПЛС Дилшод Розубаев также рассказал, что до ареста не видел Аскарова. Его также сильно избили, сломали руку, ребра. Он говорил тихо, почти не разжимая губ. Первого адвоката видел только один раз. На вопросы прокурора, обращался ли он по поводу пыток, ответил: «Сейчас легко говорить об этом, а тогда все было тяжело, почти невозможно».

Адвокат Вахитов обратился к суду, что Генпрокуратура должна проверить показания осужденных, рассказавших о пытках, но суд оставил это без внимания.

После обеденного перерыва допросили еще одного ПЛС — 35-летнего Элмурода Расулова. Он также подтвердил, что в тот день не был на мосту и не видел Аскарова.

По его словам, в те дни люди были в панике, боялись слухов о террористах, приехавших  то ли из США, то ли откуда. 11 июня он взял свою семью и отвез в Узбекистан в лагерь для беженцев. В паспорте стоят штампы о пересечении им границы. 12 июня по дороге к границе, у него отобрали машину в селе Кызыл-Ай. Приставили нож к спине и попросили оставить машину, что он и сделал.

В Базар-Коргон он вернулся перед референдумом, который состоялся 27 июня.

29 июня он пришел в РОВД, чтобы написать заявление о пропаже машины, а его задержали. Избивали несколько часов. Когда предоставленный ему адвокат сняла на телефон следы побоев и хотела написать заявление о пытках, милиционеры пригрозили ей, что посадят ее мужа. Потом адвокат дала ему на подпись какую-то бумагу, оказалось, что это было его заявление об отказе от ее услуг…

Потом его заставили подписать документы против Аскарова. Сказал, что сначала как-то верил в справедливость, но потом понял, что «кругом национализм». Он подтвердил слова Аскарова, что на него оказывали давление с помощью людей из преступного мира.

Прокурор напомнил ему показания о признании вины с подробным описанием произошедшего и спросил, почему он меняет свои показания. Осужденный сказал, что тогда его научили, что и как говорить.

Вспоминая маму, которая осталась одна, он не сдержался и заплакал. Его вопросы о том, почету с ним так обошлись и, за что он осужден на пожизненный срок, повисли в воздухе.

Другой свидетель ПЛС 33-летний Исроилбек Абдураимов рассказал, что до ареста он был мастером по евроремонту, работал в Казахстане, России, в те дни а в Базар-Коргон вернулся за продлением срока регистрации.

По его словам, что 10 июня (когда начался межэтнический конфликт на юге страны. – прим. ред.) он был на таможне. Он сам не был и не видел Аскарова на мосту в то злополучный день и не понимает, за что его самого осудили на пожизненный срок.

После суда второй инстанции он писал заявление о пытках, но уже прошло два месяца со дня избиений, следов не осталось, так получил ответ об отказе в возбуждении уголовного дела по пыткам.

Несмотря на то, что все выступающие не раз говорили, что в те дни у них не было возможности пожаловаться на пытки, что их тогда никто не слушал, прокурор стал повторять вопрос: почему вы тогда не заявили о пытках? После возмущения адвокатов, судья сделал прокурору замечание за это.

После повторных требований адвокатов суд, за что суд позволил жене и родным Аскарова присутствовать в зале.

Свидетели, которых не хотят слушать

Несмотря на просьбы адвокатов опросить сначала свидетелей, которые приехали в суд из села за 600 километров, суды решили опросить их после осужденных.

На допрос пригласили соседку — Турдухон Аскарову, которая является женой брата подсудимого. Когда женщина стала отвечать на узбекском языке, судья объявил, что нужен переводчик и объявил перерыв. Когда из зала сказали, что есть желающие выступить переводчиком, судья сказал, что нужен официально приглашенный переводчик.

Так, односельчан Аскарова, которых ранее суды просто отказывались приглашать в качестве свидетелей, в этот раз тоже не захотели послушать. Несколько человек – соседей Азимжана Аскарова готовы дать показания, что в то утро, когда был убит сотрудник милиции, они видели Азимжана Аскарова у него дома, то есть в нескольких километрах от места события.

Теперь разочарованным таким отношением сельчанам придется уехать домой и вернуться в Бишкек снова, бросив свои дела, а расходы по их поездке ложится на плечи семьи Азимжана Аскарова.

На этом заседание завершилось.

Продолжение суда в следующий вторник, 8 ноября. Начало в 10-00 часов.

Дениз Гатауллин, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи:  http://golos.kg/?p=33839

Поделиться ссылкой:

Мы в соцсетях


Подписаться на новости


Последние новости