Бактыбек Калиев: Со временем граница между человеком с инвалидностью и без, сотрется

Дети с инвалидностью трех районов Джалал-Абадской области получили возможность учиться в школе относительно недалеко от своих сел. Но…

Голос свободы, Кербен

Школу для детей с инвалидностью в Аксыйском районе Джалал-Абадской области открыл два года назад депутат Кербенского городского кенеша Бакытбек Калиев. Дети уже ходят на урок, но теперь нужно организовать жилье, чтобы маленькие искатели знаний из далеких сел и соседних районов также могли посещать эту школу.

Для строительства есть участок, осталось найти всего 350 тысяч сомов (чуть более $5000), чтобы отстроить скромное жилье для детей.

img_0072

Бакытбек намерен построить на базе этого здания дополнительный корпус, чтобы дети могли жить здесь. Нужны 350 тысяч сомов

До этого родители детей с инвалидностью из таких далеких районов как Аксы, Ала-Бука и Чаткал, по заключению ПМПК (психолого-медико-педагогическая консультация) вынуждены были отправлять своих чад в Ноокенский район, где работает единственная на всю область специализированная школа-интернат. А это около 300 км дороги через горные перевалы.

Что толкнуло небогатого депутата построить это заведение, чем сегодня живет школа, где получают образование 13 детей? Об этом и другом вы узнаете из нашей беседы с Бакытбеком Калиевым, инициатором открытия школы и его руководителем. Правда, он не желает говорить о себе…

Нулевой класс. Родители учатся вместе с детьми

Когда мы посетили школу, шел урок в нулевом классе. Родители учатся вместе с детьми

— Бакытбек, скажите, пожалуйста, что привело вас к такой смелой инициативе – открытию школы для детей с инвалидностью?

— У нас есть Общественное объединение «Цефей», который работает с 2003 года. По просьбе многих родителей в 2014 году мы создали эту школу при нашем общественном объединении. До этого родители у которых дети с инвалидностью, отправляли их в спецшколу в Ноокенском районе.

— До этого вы работали с детьми с ограниченными возможностями?

— Да, основная цель нашего объединения – это поддержка людей с инвалидностью. Мы оказываем им различные виды услуг, в основном – правовая помощь, социальная поддержка, например, выделение инвалидных колясок, другой гуманитарной помощи. Помимо этого, мы проводим спортивные мероприятия. Очень полезно, кстати. Человеку с инвалидностью нужно не просто развиваться умственно, но он и физически должен быть сильным и крепким. И вот, с тех пор к нам обращались очень много родителей и мы открыли школу. Детей нужно обучать.

Школа "Цефей". По словам Бакыта дорогу асфальтом покрыли сами

Школа «Цефей». По словам Бакыта Калиева, даже дорогу к нему асфальтом покрыли они сами

— Почему родители обратились к вам, как они теперь относятся к обучению своих детей?

— Родителям удобно и хорошо, когда ребенок рядом. До этого и сейчас наших детей с инвалидностью направляют в Ноокенский район. Мы хотим, чтобы дети с инвалидностью и без инвалидности вместе учились и  родители сами участвовали на уроках. Как видите, родители вместе сидят на уроке с детьми. Ведь эти дети – такие же, как все остальные, просто ребенок с инвалидностью, возможно, чуть-чуть меньше говорит, может и физически отстает, но в принципе этот ребенок такой же, как все. Здесь наоборот, здоровых детей надо перевоспитывать к тому, чтобы они воспринимали детей с инвалидности просто как обычный человек и дружили с ним.

Первое время родители здоровых детей были против того, чтобы детей с инвалидностью приводили в садик, который рядом с нами.

Дети во время перерыва играют в спорт зале

Дети во время перерывов играют в хорошо оборудованном спортзале

— Почему?

— Потому что мы выкупили здание рядом с детским садом, где воспитываются здоровые дети. Родители детей без инвалидности, в какой-то момент были против, они боялись, что рядом с их детьми будут дети с инвалидностью. Есть родители, которые не понимают, у них стереотип в отношении таких детей. Таким я просто говорил, пожалуйста, если не хотите, чтобы мы рядом были, тогда ищите себе другое помещение.

В начале бывшая заведующая детского сада была категорически против, чтобы дети с инвалидностью и дети без инвалидности находились рядом. Существует такой стереотип “жугат”, то есть, будто  инвалидность заразна…

Мы хотели оградить свой двор, а им предложили сделать другой вход в садик. Мы бы это сделали, но пришел новый заведующий и сказал: “мы вместе”. И с тех пор мы просто вместе.

Фотографии для сравнения до и после ремонта

Фотографии для сравнения: до и после ремонта

— Почему вы все это делаете, что вам дает эта работа?

— Это делается для детей с инвалидностью, то, что определенные люди не хотят принимать их, это меня волнует в меньшей степени, меня волнует судьба этих детей. Чтобы они получили образование, научились грамоте. Если ребенок научится писать и читать, он уже дальше может что-то сделать в жизни.

Я надеюсь, мы будем обучать их, чтобы из этих детей получились востребованные в обществе люди. Это зависит не от того, в какой школе ребенок учится, а от того, какой уровень знаний он получают в школе. Люди могут услышать про хорошую школу, где дают хороший уровень знаний и сами потянутся сюда.

Дети играют вместе с родителями

В этой школе родители даже играют вместе с детьми

— Сколько лет и по какой программе учат детей в вашей школе?

— Это начальное образовательное учреждение. Сейчас количество детей 13. В школе дети учатся на двух языках – на русском и кыргызском. Есть два класса – нулевой и первый класс. Дети приходят в нулевой класс, потом, если хорошо сдаст экзамен, проходит в первый класс. А мы снова сделаем набор в нулевой класс. Так как мы недавно открылись, много чего пока только в планах. Мы планируем учить детей до 5 класса, а потом их будем отдавать в обычные школы.

— То есть, ваши ученики могут продолжать учебу в обычной школе?

— Да, могут продолжать учебу с того же класса. Мы делаем акцент на систему Вальдорфской педагогики. Я сам сейчас прохожу обучение по этой системе. Он основан ученым педагогом Штайнером. В таких школах детей обучают до седьмого-восьмого класса, а потом они попадают в обычную школу и продолжают учиться с того же класса.

В обычных школах акцент делают на получение знаний, а Вальдорфская педагогика говорит, что помимо знаний у детей с инвалидностью есть и душа. В школе должна быть и духовная составляющая, у детей должна быть очень сильная воля. То есть, чтобы ребенок не просто получил пятерки и все, но чтобы был и внутренне богат. Тут идет работа над эмоциональным и внутренним миром ребенка.

Обычный школьник знает, что 5+5 будет 10, и все это сухая арифметика. Но надо приложить к этим знаниям то, как он с этими знаниями жить будет, интегрироваться в общество. В обычной школе один преподаватель ведет детей до 5 го класса, а дальше идет разделение – на математику химию и т.д. А вот в Вальдорфской педагогике добиваются, чтобы 7-8 лет у детей был один преподаватель. Когда уроки дает один преподаватель, дети хорошо усваивают программу.

img_0056

Пианино в школе используют для эстетического и культурного воспитания детей

Вот это пианино (показывает) мы поставили благодаря тому, что я прохожу обучение по Вальдорфской педагогике. Эмоциональную составляющее обеспечивают и вот эти живописные картины и это все Вальдорфская педагогика.

То есть, чтобы ребенок рос разносторонним, не просто стал роботом, который умеет считать и писать, а чтобы стал думающим человеком.

— А что это дает детям?

— Что дает?! Человек не просто будет сидеть дома никому не нужным, а получит хорошее образование, чтобы потом какой-то процент выпускников получил профессию, и благодаря этой профессии приносил доход в семью. И когда человек приносит доход в семью, он чувствует себя полноценным. Потому что он зарабатывает, кормит семью и его жизнь налаживается…

— То есть, вы сумели внедрить инклюзивное образование в такой дальной местности…

— Да, конечно, даже есть результаты. Я думаю, что со временем в нашем государстве граница между человеком с инвалидностью и человеком без инвалидности будет стираться. Ведь в зарубежных государствах нет явной дискриминации! Там человек с инвалидностью не просто декларативно имеет какие-то права, он действительно чувствует себя таким же человеком, как все остальные. Мы тоже постепенно идем к этому.

Несмотря на то, что человек в инвалидной коляске, он может проявлять себя так же, как и человек без инвалидности. Тогда никто не может сказать, что он — инвалид. Потому что он учится отлично, преуспевает во всем. Если он просто не может ходить, это как бы, не его беда, просто Бог сделал его таким в определенный момент жизни и все.

Бакытбек сам сидит на уроке вместе с детьми

Часто Бакытбек сам сидит на уроке вместе с детьми, прямо из класса открывается дверь в его кабинет

— Вы говорите, что скоро граница между человеком инвалидностью и без, сотрется. Какова была ситуация раньше?

— Если взять отношение людей к инвалидам в 2003 года и сегодня – это небо и земля. Потому что очень много родителей приходили ко мне и говорили, «я стесняюсь выводить на улицу своего ребенка…» Почему? Потому что сосед скажет, что у него не такой ребенок. Такая ущербность больше проявляется у старшего поколения. Мы сейчас боремся с этим. А вообще, вы знаете, что в Советское время понятия инвалид, не было.

— Как это так, ведь и тогда были люди с ограниченными возможностями?

— Да люди были, но государство говорило, что у нас нет таких людей. Они были в закрытых учреждениях и их скрывали. Официального статуса человека с инвалидностью не было. Это очень плохо влияло на тогдашнее поколение, и люди все время скрывали от общества своих детей с инвалидностью.

Многие родители винили себя в том, что Бог их наказывает за грехи, которые они совершали и в то же время не знали, за что. Просто предполагали “Ой мени бироо каргап койду ал менин балама тийди” (Кто-то проклинал меня, а страдает мой ребенок). Родители отказывались получать помощь от государства, стеснялись.

В те годы многие родители даже не хотели вставать на учет по инвалидности. Потому что если они встанут на учет, все узнают, что их ребенок получает пенсию. Я всем родителям говорю, если они стесняются, что их ребенок получает пенсию, не берите ее. Просто откройте на него счет в банке и ложите эти деньги туда, а через год пенсия накопится и вы можете своему ребенку купить компьютер. Ведь когда начинают получать пенсию ежемесячно, не получится копить, так как деньги всегда на что-то уходит.

— В каких условиях дети учатся в вашей школе? Чем вам помогает государство?

— На счет условий, сейчас уже более-менее сделали, ранее состояние здания было ужасное. Даже пола не было. Мы взяли и сделали ремонт. В начале было очень сложно, потому что здание 25 лет стояло никому не нужным. Мы пишем проекты и пытаемся через них выживать. Особенно финансовые сложности возникают когда нет проектов.

Мы создали школу своими силами и с помощью Хельсинкского фонда “Абилис”. Первый год этот фонд помог, а потом уже по другим проектам начали работать. Сейчас мы выиграли проект от Министерства социального развития и получили государственный социальный заказ. Но на многое приходится самим искать деньги.

Умывальная комната в школе

В школе для детей созданы отличные условия

— Какие планы на будущее?

— Мы планируем сделать школу с проживанием. Чтобы дети могли здесь учиться и жить, чтобы у детей была столовая, где можно покушать и еще – дополнительный спортивный зал. Для этого нам надо купить участок с зданием, который находятся рядом с нами. Хозяева выставили на продажу и просят 350 000 сомов. Пока у нас нет такой суммы денег, но мы ищем деньги, ищем спонсоров. Если выкупим это помещение, можем сделать остальную работу сами.

Бывали случаи, что к нам приезжали дети из соседних районов (Ала-Бука и Чаткал), потом из-за расстояния не смогли продолжать учиться. Ведь у нас нет возможности учиться с проживанием.

— Как люди относились к вашей инициативе?

— Вот это помещение, которое мы сейчас находимся, было в очень плохом состоянии, а когда мы сделали ремонт, нам сказали – “это помещение не ваше”. Потому что, мы еще не успели заплатить полную сумму за него. Потом мы сделали “красную книгу”. А когда мы все сделали как надо, то один захотел взять его, то второй. Они просто посмотрели и сказали: “какой-то инвалид это смог сделать, почему мы не сможем? Желающих заполучить здание, было очень много.

Например, из налоговой приходят и говорят, извините, у вас столько-то долгов. Не можете заплатить, тогда мы отбираем ваше имущество.

Это здание мы купили за 550 тысяч сомов, сейчас чуть больше трехсот тысяч сомов долг остался. И они акцент делают на это. Они пришли уже после того, как мы долг отсрочили почти, очень много денег ушло на ремонт…

Вход школы

Вход в школу. «Цефей» — название созвездия, названного в честь героев древнегреческой мифологии

P.S. По данным Аксыйкого районного управления социального развития, количество граждан с ограниченными возможностями здоровья составляет по району более 5 200. Из них инвалиды с детства 927, количество детей с инвалидностью составляет 759.

По данным Аксыйского районного управления образования, на сегодняшний день по району привлечены к образованию 202 детей с инвалидностью. Двое детей образование получают дома.

После беседы с Бакытбеком, нам удалось поговорить с некоторыми родителями.

У Гульмиры Толкунбаевой 4 детей. Второй ребенок ходит в эту школу. Семья ребенка живет в селе Авлетим, что примерно в 15 километрах от Кербена, центра Аксыйского района, где расположена единственная школа для детей с инвалидностью.

По словам Толкунбаевой, в этой школе видны результаты, поэтому, несмотря на трудности дороги, они постоянно ездят в школу ради будущего ребенка.

Шестидесятитрехлетний Алишер Мавлянов тоже ездит в Кербен вместе с сыном. Прежде чем посетить эту школу, он сильно переживал за своего ребенка. Но сейчас, после посещения школы, он замечает изменения в речи ребенка. Сын Алишера хорошо пишет, но говорить учится постепенно.

Элиф Со, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=34289

Поделиться ссылкой:

Мы в соцсетях


Подписаться на новости


Последние новости