Азимжан Аскаров: Когда находишься в руках милиционеров, будешь плясать под их музыку

В суде осужденный пожизненно правозащитник Азимжан Аскаров рассказал о пытках и издевательствах, которые пережил в стенах ИВС. Тогда он хотел смерти…

Голос свободы, Бишкек  

Во вторник, 29 ноября Чуйский областной суд продолжил рассмотрение дела Аскарова по вновь открывшимся обстоятельствам. Он рассказал, почему 7 сотрудников милиции давали показания против него, за что его посадили и что на самом деле случилось на границе с Узбекистаном, где он якобы пытался взять в заложники акима района Артыкова и где он был в момент убийства милиционера.

На судебное заседание Аскаров пришел с плакатами, на которых начертана карта улиц Базар-Коргона, схемы пограничного поста и его собственного дома. С их помощью он наглядно рассказал, как разворачивались события тех дней и о которых ему ранее не давали возможности рассказать.

Глядя на эти карты, можно было яснее представить улицы села Базар-Коргон и пограничный пост в селе Сейдикум, мост, где согласно материалам дела был убит сотрудник милиции, на каком расстоянии находятся объекты, имеющие отношение к делу, где стояла толпа людей и другое.

Был “вынужден плясать под чужую дудку…”

В ходе судебного заседания Азимжан Аскаров подробно рассказал о событиях шестилетней давности и приводил убедительные аргументы в пользу того, что все обвинения против него сшиты белыми нитками. Несмотря на то, что он неоднократно говорил, что у него тогда не было возможности говорить правду из-за давления и угроз, прокуроры снова спросили: почему он ранее не сообщал о пытках?

По словам прокурора, у него для этого была возможность, когда Генеральная прокуратура проверяла сообщение о пытках. Для этого из Бишкека была направлена комиссия, которая встретилась с Азимжаном Аскаровым. Но тогда он не смог членам комиссии открыто рассказать о пытках, так как “когда человек находится в руках у милиционеров, говорить правду невозможно”.

“Я знал, что у нас в милиции бьют, но не знал, что они так жестоко избивают людей… Бить с баклажкой с наполненной водой, оказывается, самая страшная пытка”, — сказал Аскаров.

Как Аскаров рассказал, его задержали 15 июня 2010 года, а не 16 числа, как утверждает следствие. Его в Базар-Коргонском РОВД принял Осконбаев Азизбек, который позже старался оградить его от страшных избиений.

В первый день задержания ему повелели убирать территорию РОВД, начиная с коридоров внутри здания и снаружи – во дворе. При этом каждый сотрудник мог подозвать его к себе и бить, оскорблять, как мог.

“Даже сын одного из сотрудников, 10-12-летний мальчик меня, старика, пинал. Для меня все это было позорищем, что в таком возрасте увидеть все это. Тогда я попросил оперов, чтобы они мне организовали побег и застрелили, на что они ответили: “Нет, мы тебя медленной смертью заставим умирать”, — рассказал Аскаров, находясь в железной “клетке” в зале суда.

По его словам, в первый день задержания от него требовали дать показания против знатных и богатых людей Базар-Коргона, будто они раздавали людям автоматы. Ему показали целый список людей, которых он знал лично. О смерти милиционера на мосту или захвате заложника, в котором его обвинили позже, и речи не было. За отказ начали его избивать.

Только на второй день, 16 июня его повели к заместителю прокурора района Жамиле Туражановой, хотя она давала показания, что Аскарова она допросила как свидетеля 15 июня и отпустила. При этом она не смогла объяснить, как, на основе чего и куда она отпустила его.

Когда при встрече с ней Азимжан Аскаров потребовал дать ему адвоката, Туражанова показала ему УПК и ответила, что “я всегда со своим УПК мешал сотрудникам РОВД работать, требовали, чтобы они работали по нему. А теперь этот УПК не будет работать на него”, — повторил Аскаров, ранее данные им показания.

После этого, по словам Аскарова, на другой встрече Туражанова обругала милиционеров за то, что на третий день они не смогли получить признательные показания.

“Туражанова приказала им до суда получить признательные показания, и обругал их за то, что они не могут за три дня получить признательные показания у одного старика. Потом пытки и избиения продолжались и в РОВД Ноокенского района…”, — говорит Аскаров.

По словам Аскарова, когда им сообщили, что из Бишкека едет комиссия, сотрудники милиции преобразились, начали обращаться к нему по другому.

“Как тогда начали вести себя сотрудники милиции, невозможно словами описать. Эрнис (сотрудник милиции) сигаретой с фильтром всех угощал, другой принесет телефон, чтобы мы могли с родственниками поговорить. При этом они умоляли, чтобы я не говорил членам комиссии ничего. Ко мне зашел начальник РОВД. Оказывается он был новый. И он мне сказал, “если вы будете рассказывать обо всем, меня снимут с работы, а те, кто вам все это сделал, получат лишь  выговор. А в чем моя вина, я не приказывал ничего”. Поэтому, когда пришла комиссия, я просто не мог рассказать правду, это невозможно было”, — сказал Азимжан Аскаров.

На вопрос адвоката Валерьяна Вахитова, “Почему вы просили убить себя”, Аскаров ответил, что невозможно было дальше терпеть боли и унижения.

“Если бы на моем месте был другой человек, он не выдержал бы. Меня спас Коран, который я каждый день читаю. Позже в колонии, когда мне было сильно больно, я во весь голос читал его и меня это успокаивало, спасибо сотрудникам ИК-47 за то, что не запрещали мне это, ничего не говорили мне”, — сказал он.

Прокурорский состав

Прокурорский состав в суде

Захват заложника, которого не было

Напомним, что одной из обвинений, предъявленных Азимжану Аскарову является попытка захвата заложника. То есть, по версии следствия, он пытался организовать захват акима района в заложники на границе с Узбекистаном.

Как рассказывает Аскаров, 12 июня люди (этнические узбеки) массово начали покидать дома в Базар-Коргоне и направились в сторону границы с Узбекистаном, так как накануне вечером соседи кыргызы сказали им, что завтра здесь начнется резня и попросили быть осторожными. Азимжан Аскаров направился в сторону границы, чтобы увидеть, что там происходит. Там, на границе с Узбекистаном на КПП в селе Сейдикум Базар-Коргонского района он увидел акима района.

Аким района попросил Аскарова уговорить людей вернуться по своим домам, на что Аскаров спросил его, “может ли аким дать гарантию, что с этими людьми ничего не случиться, если они вернутся назад в свои дома?”

“Он ответил, что не может дать гарантии, тогда я сказал, что тоже не могу гарантировать их безопасность и уехал оттуда”, — говорит Аскаров. – “Я тоже переживал за свою семью, которая осталась в селе”.

По его словам, этот разговор длился всего 1-1,5 минуты и при этом рядом с акимом стоял имам центральной мечети района.

В предыдущих заседаниях суда тогдашний аким района Артыков и два других свидетеля, в том числе водитель чиновника, попытались все рассказать так, чтобы версия следствия подтвердилась. Однако их показания звучали неубедительно. Все сводилось к тому, что водитель подошел к акиму и сказал, что среди стоящих там людей начались разговоры о захвате акима в заложники. Когда люди начали шуметь и требовать от акима что-то, водитель показал на дорогу, откуда ехала машина и сказал, “вот едет губернатор области и все вопросы к нему”. В этот момент аким сел в машину и уехал оттуда.

При этом они утверждали, что военных (пограничников Кыргызстана) в это время там не было. Об этом Аскаров рассказал, показав на схеме, что тогда на границе на своем посту находились около 12 пограничников. Потом эти пограничники подтвердили, что в то время они были на месте службы.

Адвокатский состав

Защита Азимжана Аскарова. Выступает Нурбек Токтакунов

Меня не было на мосту …

В тот же день, 12 июня возле офиса Аскарова (офис ОФ “Воздух”, которым он руководил, находился в центре села Базар-Коргон) было много людей. Все говорили о каких-то автоколоннах, которые якобы направлялись в сторону Оша из других районов.

“Люди меня попросили, как правозащитника понаблюдать за ситуацией, чтобы я попытался объяснить людям, что происходит, как я мог покинуть их?” — рассказал он.

В 3-3,5 километрах от его офиса проходит трасса Бишкек-Ош, где люди видели подозрительные машины. По словам Аскарова, это были грузовик и легковые машины, в которых предположительно были вооруженные люди.

“Они проехали мимо нашего села, однако мы не увидели, чтобы они переехали перевал, ночью по фарам машин можно определить, когда они переезжают перевал, после которого — город Джалал-Абад. Значит, машины заехали в село Акман, недалеко от нашего села, поэтому люди беспокоились”.

Побыв с людьми до 4-5 часов утра уже 13 июня, Аскарова подбросили до дома и он решил отдохнуть немного. Он пришел домой и лег, а примерно часов в 9-10 утра, его разбудили и он вышел на улицу, “потому что меня позвали люди”.

По версии следствия, в этот день, 13 июня, около 7 часов утра на мосту над речкой Тентексай произошли беспорядки, в ходе которого был убит сотрудник местной милиции Мыктыбек Сулайманов. Позже именно в организации этих беспорядков и соучастии в убийстве милиционера и обвинили Азимжана Аскарова.

Судейский состав

Дело рассматривает Коллегия Чуйского областного суда по уголовным делам

Почему его не любят милиционеры?

В суде адвокат Нурбек Токтакунов интересовался, почему 7 сотрудников ОВД Базар-Курганского района дали показания против него? Имеют ли сотрудники РОВД какую-то неприязнь к нему?

По словам Аскарова, до своего ареста на протяжении многих лет он публиковал статьи о нарушениях прав человека и его статьи никогда не нравились сотрудникам милиции. Потому что он “раскрывал их лица”. В качестве примера, по просьбе адвоката, он привел две истории, по которым Аскаров не только писал статьи, но и добивался наказания сотрудников милиции за применение пыток и другие незаконные деяния.

В первой истории речь идет о деле Зулхумор Тохтаназаровой, которая была задержана по подозрению в краже стираного белья стоимостью в 7-8 долларов. Она содержалась ИВС Базар-Коргона несколько месяцев. В ИВС над ней издевались, заставляли ее вступать в половой контакт не только с сотрудниками учреждения, но и с подследственными, за определенную плату.

В результате она забеременела и родила на седьмом месяце беременности. Ее с трудом отпустили из ИВС в роддом, где она рожала в наручниках и в присутствии чужого мужчины – сотрудника милиции. На второй день ребенок умер и, не пришедшую в себя женщину сразу же вернули в ИВС…

“После публикации статьи, в 2000 году, сотрудник милиции Жаманкулов подал на меня иск по делу Зулхумор Тохтаназаровой и его коллега Мантыбаев тогда давал показания в пользу Жаманкулова, но они ничего не смогли доказать и суд вынес решение в мою пользу. А теперь этот же Мантыбаев снова дает здесь показания против меня”, — сказал он.

В другом случае, в 2007 году Аскарову удалось найти и привести в зал суда женщину, которую следователи Базар-Коргонской районной милиции считали умершей. По ее убийству милиционеры возбудили уголовное дело против Эркиной Мамажановой и Хусанбая Режепова. Не выдержав пыток и давления Мамажанова призналась в убийстве Зоировой, но Режепов отрицал свою вину, несмотря на пытки.

Разлагающийся труп якобы Майрам Зоировой был найден в подвале местного Дома культуры. Несмотря на серьезные сомнения, следователи посчитали, что это труп Майрам, которая в эти дни пропала без вести. Аскаров, который с самого начала говорил, что это труп другого человека, поскольку на нем нет шрама от аппендицита, что был у Зоировой, начал поиски женщины.

Пока дело передали в суд, ему удалось найти живую Майрам Зоирову, которая, как оказалась спокойно жила в соседнем Узбекистане, куда вышла замуж, о чем родные не знали. После этого несколько сотрудников милиции понесли наказание, прокурор района был переведен на другую работу.

Таких дел было много и как доказательство своей правоты, Аскаров на предыдущем заседании суда передавал стопку копий своих статей, в которых он рассказывал о нарушениях, допущенных сотрудниками силовых структур. Но, как видно, в исходе дела Азимжана Аскарова были заинтересованы и люди, которые тогда занимали высокие должности.

И вновь зазвучали имена высоких чиновников…

В своем выступлении Аскаров подтвердил показания Азизы Абдирасуловой о том, что действительно он задолго до трагических событий на юге страны, официально предупреждал генерала Исмаила Исакова, экс-министра обороны страны, который в те дни занимал пост спецпредставителя Временного правительства. После бегства второго президента Курманбека Бакиева из страны, вся полнота власти была у Временного правительства (ВП).

“21 или 22  мая я, в присутствии Азизы Абдирасуловой, на втором этаже (Джалал-Абадского областного) УВД доложил Исмаилу Исакову о доставке оружия в наше село Базар-Коргон неизвестными людьми. Но потом с его стороны не было никакой реакции”, — рассказал он.

По инициативе тогдашнего омбудсмена Турсунбека Акун была создана комиссия, которая установила, что Аскаров рано утром 13 июня был у себя дома. Когда Турсунбек Акун лично обратился к Азимбеку Бекеназарову (он тогда курировал в ВП силовой блок и судебную систему) по делу Аскарова, он сказал: “пусть он даст видеосъемку и мы его отпустим”. Об этом омбудсмен заявлял публично. Однако в самом деле никакой видеозаписи у Аскарова не было, все, что было у него, включая архивные материалы, забирали милиционеры после обыска дома правозащитника.

Кроме этого в суде вновь зазвучали имена экс-президента Розы Отунбаевой и экс-генпрокурора Кубатбека Байболова. Последний, как мы писали ранее, заявлял, что назначения пожизненного срока для Аскарова требовала лично Роза Отунбаева, которая тогда была председателем Временного правительства. Позже она была объявлена президентом переходного периода.

В связи с этим защита Азимжана Аскарова привела ходатайство о допросе бывших чиновников. Суд удовлетворил ходатайство адвокатов с условием, что сторона защиты сама обеспечит их участие в суде. Таким образом, в следующее заседание суда, которое состоится 6 декабря, будут приглашены Исмаил Исаков, Кубатбек Байболов, Турсунбек Акун и правозащитница Назгуль Турдубекова, которая в те дни была на связи с Аскаровым по телефону.

Элиф Со, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=34548

Поделиться ссылкой:

Мы в соцсетях


Подписаться на новости


Последние новости