Суд Азимжана Аскарова: Обвинение остается глухим и не внимает голосу здравого смысла

На каждом заседании суда защита и сам Аскаров говорят, что в условиях 2010 года он не мог заявлять о пытках, а прокуроры все повторяют вопрос: почему тогда не заявили о пытках?

Голос свободы, Бишкек

Вынести приговор по «делу Азимжана Аскарова», как ожидалось, сегодня суд не смог. Ощущение такое, что судьи чего-то ждут. Объявлен перерыв до 17 января.

Напомним, что сегодня 10 января Чуйский областной суд продолжил свое заседание, где ограничился лишь слушанием реплик сторон.

На заседание пришли очень много журналистов, так как ожидалось, что сегодня, наконец, будет объявлен приговор суда. Не пришли пострадавшие, которые участвовали в первых заседаниях и  говорили, что теперь придут только на оглашение приговора. Остается догадываться, что они знали, что приговора сегодня не будет.

Сегодня адвокат правозащитника Нурбек Токтакунов, сказал суду, что решение Комитета ООН по правам человека должно было быть исполнено и Аскарова должны освободить.

“Комитет в своем решении прямо сказал, «немедленно освободить». Почему? Потому что тут имели место пытки”, – сказал Токтакунов.

Сегодня зал был полон журналистами и наблюдателями. 10 января 2017 года, Бишкек

Токтакунов добавил, что на первых этапах следствия и суда у защиты не было возможности предоставить полноценную защиту Аскарову. Он отметил, что человек, «находящийся в заключении, полностью находится во власти правоохранительных органов».

“Если бы тогда у нас была возможность полноценно защищать Аскарова, то суд бы его оправдал. Я не смог этого сделать в страхе за свое здоровье. Во время первого нападения на меня в Базар-Коргоне, меня хотели просто сжечь. Я сообщал прокурорам, что меня хотели сжечь. В таких условиях, я многие вещи не мог делать”, – сказал Нурбек Токтакунов.

В ответ на это прокурор сказал, что решение Комитета ООН исполняется, отметив в качестве аргумента, что дело возобновлено по вновь открывшимся обстоятельствам. И в очередной раз повторил версию следствия, что Аскарова тогда ударил другой арестант, сидевший вместе с Аскаровым – Мавлянбек  Махмуджанов. Будто он был зол на Аскарова из-за того, что он и его родные пострадали во время тех событий.

Защита Азимжана Аскарова настаивает на его освобождении, отмечая, что дело против него сфабриковано

У следствия есть показания Аскарова, что он отказывается писать заявление против Махмуджанова. Защита и сам Аскаров уже не раз повторяли, что он вынужден был поступать так, потому что тогда он находился под абсолютной властью сотрудников милиции. Его первое время так сильно избивали, что сомневался в  том, что переживет все это. Он даже сделал завещание родным и попросил родного брата подготовиться к своим похоронам.

Прокурор как обвинитель, по долгу службы, но вопреки здравому смыслу снова настаивал, что в деле не было никакой фальсификации и оно не было сфабриковано.

«Почему Аскаров еще тогда не написал, что его одни сутки незаконно держали? Он же написал, что не имеет жалоб на сотрудников изолятора? Мог бы где-нибудь это написать. Но он этого не сделал. И лишь спустя шесть лет он это вспоминает”, – повторил прокурор то, что обвинение твердит все эти годы.

Соответственно, обвинение просит суд оставить приговор в отношении Азимжана Аскарова без изменения. То есть, пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества.

Общественная защитница Аскарова Толекан Исмаилова призвала их к совести, сказав, что «эти молодые прокуроры должны показать миру, что они являются не обвинителями, не казнителями, а стражами правосудия».

«С первой минуты и сам Аскаров, и его защита – мы все выражаем соболезнования семье убитого капитана милиции [Мыктыбека Сулайманова]. Мы с самого начала требовали, чтобы нашли настоящего убийцу», – добавила Исмаилова.

Она также отметила, что нападали на Нурбека Токтакунова, «на нем рвали одежду». Других адвокатов, которых подключали к делу, тоже били.

Обвинение считает вину Аскарова доказанной, несмотря на ряд серьезных аргументов против

«Это не только судьба Аскарова, это судьба всей независимой судебной системы страны. Перед историей, если не сегодня, то завтра, все равно придется отвечать. Мы готовы помочь прокуратуре и другим правоохранительным органам найти настоящих виновных», – сказала она и обратилась к суду: – «Я призываю вас прийти к правильному решению”.

В заключении своей реплики сам Азимжан Аскаров сказал скорее то, за что его осудили и теперь не хотят освободить, несмотря на не состоятельность выдвинутых обвинений и отсутствие веских доказательств его вины.

“В начале своей правозащитной деятельности я поклялся, что ни при каких обстоятельствах я не откажусь от своих обязательств. Несмотря на то, что я сейчас нахожусь в тяжелой жизненной ситуации, я надеюсь, что останусь верен своим принципам», – сказал он.

Он оставался верен своим принципам и в июне 2010 года, когда его односельчане тысячами бежали от неизвестных, которые стреляли из автоматического оружия по невинным людям. Он не бежал и продолжал свое дело – фиксировал факты убийства, поджогов и мародерств, которые имели место в его родном селе 13 июня 2010 года.

Журналистам и операторам дали возможность свободно передвигаться по залу суда

У него была возможность свободно перейти границу с Узбекистаном и попросить убежища в любой стране, ему бы, как правозащитнику не отказали бы в этом. Но он не бежал, потому что не чувствовал себя виновным в чем-либо, не говоря о страшных преступлениях, в которых потом обвинили его.

“Я нахожусь здесь, я счастлив, но я счастлив в одном, что друзья дали мне возможность высказать все, что у меня в душе. Еще в конце скажу – я не виновен, не был там, где произошел инцидент [с убийством милиционера], предъявленные мне обвинения – ложь и клевета”, – сказал Аскаров, завершая свое последнее слово в суде.

Послушав реплики сторон, суд, вопреки ожиданиям, что удалится на совещательную комнату для вынесения приговора, объявил очередной перерыв на неделю. Очередное заседание суда состоится в следующий вторник, 17 января 2017 года.

Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=35095

Поделиться ссылкой: