Что скрывается за закрытым судебным заседанием по делу о терроризме?

Осужденные за подготовку террористического акта в Бишкеке обратились в Генеральную прокуратуру с жалобами на пытки в ходе следствия.

Голос свободы, Бишкек

Речь идет о деле, по которому Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) обвинил восемь человек в связях с боевиками, уничтоженными в Бишкеке в июле 2015 года. Спецслужбы Кыргызстана тогда сообщали, что в ходе операции в столице и пригородном поселке уничтожено четыре боевика и задержаны пять человек.

Недавно Первомайский районный суд Бишкека приговорил их к длительным срокам заключения.

Суд проходил закрыто, а материалы дела засекречены, заявить о пытках у них появилась возможность после суда. Все показания осужденных записаны на видео.

Представители правозащитного центра «Кылым шамы» и Национального центра по предупреждению пыток встретились со всеми восемью осужденными в СИЗО-1 города Бишкека.

Руководитель «Кылым шамы» Азиза Абдирасулова, которая встретилась с осужденными, рассказала радио «Азаттык» о некоторых таинственных обстоятельствах:

«…В тот день действительно была перестрелка, наши бдительные чекисты предотвратили теракт. За это надо сказать им спасибо. Однако где люди, задержанные в этот день? Почему людям показали задержанных с места происшествия, потом закрывают и задерживают других людей? Все задержанные были доставлены из разных мест 16 июля, 20 июля, в октябре и декабре. Но ни один из них не был задержан во время операции на Горького-Панфилова. Что это за спецоперация, когда разных людей из разных мест задерживают и привязывают к одному делу?» — задается вопросом Абдирасулова.

По данным ГКНБ, тогда было задержано семь человек, среди которых оказался бывший депутат парламента Максат Кунакунов. На основе жалоб последнего омбудсмен Кубат Оторбаев сообщал ранее, что подсудимые по этому делу подвергались пыткам. Но эту информацию опроверг официальный представитель спецслужб.

Один из фигурантов этого дела Бактыбек Жуматаев осужден на 25 лет. А задержали его 3 декабря во время отбытия срока в колонии-поселении в Нарыне. Он заявил правозащитникам, что был вынужден признать вину после использования электрического тока во время пыток.

Ранее судимого Бакыта Батырканова осудили на 20 лет лишения свободы по этому делу. Он был задержан 16 июля сотрудниками «Альфы» во время зачистки в селе Пригородное.

«Сообщалось о том, что на Панфилова-Горького произошел взрыв, была перестрелка, убиты террористы, семеро задержаны. Но ни во время следствия, ни во время суда мы не видели этих семерых человек. Вместо них сидим мы. Нас задержали из разных мест и посадили. Меня не объявляли в розыск. Туда я пошел сам. Во время следствия сказал, что если бы я был террористом, зачем бы пошел туда, где шли поиски преступников? Наоборот бы я сбежал оттуда. Они меня выслушали, потом начали бить, чтобы я признался», — говорит Батырканов на видеозаписи.

Сомнения правозащитников по поводу закрытости заседания суда советник премьер-министра Токон Мамытов сказал, что в международной практике многие уголовное дела, касающиеся терроризма, рассматриваются в закрытом режиме.

«Во всем мире следствие по уголовным делам о терроризме проходит в закрытом режиме. Судебные заседания тоже закрытые. Такая практика распространена во многих странах – в США, России, в Китае. Здесь рассматриваются секретные материалы, касающиеся государственной безопасности. Люди должны это понимать», — цитирует Мамытова «Азаттык».

По поводу жалоб на пытки свое слово должна сказать Генеральная прокуратура.

Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=35438

Шилтемени бөлүшүү: