Психолог Мухаммед Диор: В работе с уязвимыми людьми важную роль играет доверие

Эксперт рассказывает, что люди часто не понимают необходимости помощи психолога, а кто пришел, тот обязательно получит компетентную помощь. 

Голос свободы, Ош

Общий стаж работы психолога из города Оша Мухаммеда Диора 12 лет. Работающий с уязвимыми людьми, он придерживается позиции, что профессиональный психолог не должен навязывать свои советы клиентам, поэтому практикует психоаналитические методы. Ежедневно принимает не более двух клиентов.

Из волонтера в профессионалы

После пятилетнего обучения на кафедре психологии философского факультета Ошского Государственного Университета он остался работать в вузе и параллельно был волонтером в общественной организации, работающей с семьями, где есть ВИЧ-позитивные родственники.

Имеет опыт работы с гражданами, пострадавшими в трагических событиях 2010 года, именно тогда, судя по его опыту, возникла острая необходимость в профессиональных психологах.

Он помогает людям с инвалидностью, жертвам гендерного насилия, потребителям наркотиков, секс-работницам и т. д. Он — частый гость радио программ на узбекском и кыргызском языках местной радиостанции. Именно отличное знание трех местных языков помогает ему в работе. Тесно сотрудничает с местными и международными общественными организациями.

Человек семейный, вместе с женой воспитывают троих детей. Постоянно работает над повышением своего профессионального уровня. В планах – освоение сферы по раскрытию статуса детей, живущими с ВИЧ.

По наблюдениям Диор, в обществе не принято обращаться за помощью к специалистам, существует стереотип, что человек вполне сам может справиться с некоторыми личностными проблемами и конфликтными ситуациями в своем окружении.

Результат требует общий усилий

Работа психолога тесно связана с работой социального работника, юриста, врача. Например, когда женщина жалуется, что после расставания с мужем ей сложно добиться выплаты алиментов на содержание детей из-за отсутствия регистрации брака в органах ЗАГС, он перенаправляет ее к юристам и соцработникам.

Много обращений с оформлением пособий на детей, получением паспорта. Помогают связи с разными общественными организациями, например, в фондах «Позитивный диалог», «Юристы Ферганской долины без границ» оказывают юридическую помощь, а в других СПИД-сервисных организациях оказывают социальную помощь.

В качестве эксперта он сотрудничает с фондами «Плюс центр», «Крик журавля», «Аракет плюс», работает психологом по проекту PSI Кыргызстан.

«Было бы хорошо объединить активистов в некую группу, чтобы сообща рассматривать кейсы и разрабатывать общую стратегию оказанию помощи клиенту», — говорит Мухаммед Диор.

Как помочь другим и… себе

Психологов в Оше не много, а практикующих – единицы, поэтому 7 человек объединились в неформальную группу и проводят еженедельные встречи. Они работают в разных направлениях, на встречах обмениваются опытом, литературой, делятся знаниями, полученными на тренингах и семинарах.

Эти встречи частично выполняют функцию наставничества, которое помогает в преодолении синдрома профессионального выгорания в том числе. Мухаммед сказал, что время от времени он нуждается в отдыхе от работы для восстановления. Он старается четко разделять работу и семью, чтобы не приносить профессиональные проблемы домой.

Психолог должен уметь слушать и услышать, сочувствовать и сопереживать клиенту, проявлять интерес к проблеме. Но не должен навязывать свое мнение и свои способы решения проблем. Поэтому он придерживается направления психоанализа с нейтральным поведением психолога. После его сеансов клиент не уходит, полный заряда оптимизма, но он уходит с размышлениями о себе и своей жизни. Одним сеансом невозможно мотивировать человека, в среднем нужно 6-7 сеансов.

Трудная дорога к психологу

Психолог не может заставить прийти к нему за помощью. Были случаи, когда людям сложно в первый раз обратиться за помощью, они рассказывали, что они шли к офису на встречу, но потом проходили мимо из-за неуверенности и стыда.

Эксперт рекомендует не бояться обращаться за помощью. В основном, его клиенты — женщины. Мужчины, как правило, в трудовой миграции, или придерживаются мнения, что они сами достаточно сильные личности и не нуждаются в помощи специалистов. Работая с клиентом над проблемой, часто возникает необходимость вовлечения членов семьи, он пытается это сделать через клиента, но не всегда удается.

«Например, жена уговаривает мужа прийти к психологу, но они, как правило, не относятся к этому серьезно, не признают важность проблемы и серьезность профессии психолога», — говорит эксперт.

Есть примеры, когда агрессивный муж избивает жену, а на ее просьбу вместе обратиться к психологу становится еще агрессивней и ситуация может ухудшиться. Здесь важна деликатность работы психолога, действует принцип «Не навреди!»

Окружение может страдать и помогать

Мухаммед Диор сожалеет, что в конфликтных семейных ситуациях страдают дети, которые словно оказываются в замкнутом круге. Вырастая, они могут перенести ставшую для них нормой модель поведения в семье. Но есть примеры, когда дети меняют модель поведения после реабилитации, работы с общественными организациями.

Эксперт считает, что подростки-беспризорники, а также частые посетители интернет-клубов, таким образом, ищут возможность ухода от семейных проблем. По его наблюдениям, дети из таких семей ведут себя в школе обособленно, они замкнуты, малообщительны.

Работая с окружением клиента, эксперт видит проблему в том, что близкие хотят изменить жизнь его клиента. Он старается объяснить, что, прежде всего надо принять ситуацию такой, какая она есть, а клиент нуждается в помощи профессионалов.

«В работе с уязвимыми людьми важную роль играет доверие. На первой встрече с клиентом я предлагаю ему быть искренним, и это получается, клиенты раскрываются. Еще важна конфиденциальность, репутация психолога», — рассказывает психолог.

Да, бывают сложности, когда клиент пытается манипулировать экспертом, например, на первой встрече одна женщина рассказывала о чем-то несущественном и пыталась убедить психолога в важности этой темы. Но он понял, что важность проблемы в другом, осторожно перенаправил беседу и после некоторых вопросов, она призналась, что имеет ВИЧ статус и боится его раскрытия.

История невестки и свекрови

Каждый случай индивидуален, подчеркивает психолог, и если один метод помогает, то это не означает, что он может помочь и другим. Он знает немало примеров, когда из-за ВИЧ статуса возникают проблемы в семье.

Например, одна 28-летняя женщина рассказала о том, что ее муж, принимающий наркотики, заразил ее ВИЧ-инфекцией, сам находится в трудовой миграции, а женщина не может наладить отношения со свекровью. Три года женщина состоит на учете в Ошском областном Центре по борьбе и профилактике с СПИД и ей необходимо ежедневно принимать препараты анти-ретровирусной терапии и периодически сдавать анализы на определение вирусной нагрузки в крови. Но свекровь не разрешает этого делать, считая, что все эти лекарства лишь губят человеческий организм, так как созданы с целью уничтожения людей.

Свекровь одна воспитывала сына, ей было очень тяжело, когда она узнала, что он страдает зависимостью, а затем получил статус ВИЧ+.

Невестка ощущала, что без лекарств ее состояние ухудшалось с каждым днем. Под давлением свекрови она испытывала неуверенность в себе и своем будущем. Как-то в одно из посещений СПИД-Центра она встретила равного консультанта, человека, который тоже имеет ВИЧ, обучен навыкам информирования по некоторым социальным, психологическим, юридическим вопросам и знает, куда перенаправить человека за более профессиональной помощью. Равный консультант подсказал ей обратиться к психологу.

Работа с психологом Диором помогла невестке найти способ решения проблемы — она стала переклеивать этикетки с названием лекарств и теперь ее АРВ-препараты находятся в банке под названием витамины. Прием «витаминов» не вызывает подозрение у свекрови. Невестка получает АРВ-препараты через равных консультантов. Периодические посещения медучреждений она объясняет свекрови другими проблемами.

В итоге женщина почувствовала, как стало улучшаться ее здоровье, она стала более спокойной, уверенной в себе.

По мнению психолога, свекровь тоже нуждается в помощи специалиста.

«Свекровь — одинокая сильная женщина, у нее своя боль в душе. Ей нужно разъяснить, что АРВ-препараты улучшают качество и продолжительность жизни», — считает он.

Бывают и сложные случаи

В одной семье из трех детей один имеет статус ВИЧ. Ситуация настолько плохо повлияла на состояние матери, что она знакомым и незнакомым рассказывала об этой проблеме, пытаясь жалобами и плачем вызвать сочувствие и сострадание.

Оказалось, что муж не уделял достаточно времени и внимания семейным проблемам и, таким образом, женщина пыталась компенсировать это жалобами, раскрывая статус своего ребенка. Муж во всем обвинял жену и отказывался посетить психолога. В итоге женщину направили к психиатру за медикаментозным лечением.

Когда у медиков этика в дефиците

Другая часть проблем людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ) связана с отношениями с медицинским персоналом. Периодически ЛЖВ жалуются на проявление стигмы и дискриминации в поликлиниках.

Например, женщина в поликлинике сразу сообщила, что имеет определенный код, обозначающий ВИЧ-инфекцию, но медсестра ее не поняла, а потом стала громко обсуждать ее статус с другими сотрудниками. Женщина обратилась за помощью в СПИД-сервисную общественную организацию, сотрудники которой провели разъяснительную беседу в поликлинике. Женщина отказалась писать заявление на медсестру, хотя раскрытие статуса является нарушением ее прав и подразумевает уголовную ответственность согласно закону. Статья 145 УК («Разглашение врачебной тайны») предусматривает за это деяние наказание в виде от штрафа в сумме 3000 сомов (около $40) лишения свободы сроком до трех лет.

В другом случае после применения АРВ-препаратов у женщины появилась аллергическая реакция, и она обратилась в поликлинику, где рассказала о проблеме и попросила помощи у медсестры. Вместо помощи она, вышла в коридор поликлиники и стала громко кричать, что у этой пациентки СПИД и стала выгонять ее из учреждения. В шоковом состоянии женщина выбежала из здания.

Она ощутила на себе презрение посетителей учреждения, почувствовала себя униженной и ущемленной, долгое время не могла выйти из дома, ей казалось, что уже все вокруг знают о ее статусе и презирают ее за это. Психолог предложил ей участвовать на встречах группы взаимопомощи, где ей помогут точно.

Равный – равному

Эксперты неоднократно отмечают эффективность участия в группах взаимопомощи. «Помощь равных консультантов и группы взаимопомощи имеют положительный эффект в работе с уязвимыми людьми. Каждый из участников группы на себе испытал все сложности жизни ЛЖВ. Они умеет преодолевать барьеры и знает, как помочь другому.

Они сопереживают, вызывают доверие и показывают пример новичкам, как жить дальше.

«Они могут ответить на любые вопросы. Навигаторы ведут активный образ жизни, часто их привлекают в проекты, а для них это возможность заработка и профессионального роста. Периодически навигаторы также проходят обучение», — сказал Мухаммед Диор.

В группах взаимопомощи есть люди, имеющие многолетний опыт приема АРВ-препаратов, они подсказывают, как начинать прием лекарств, как преодолевать побочные эффекты, когда организм уже не принимает лекарства, то есть те «мелочи», которые врачи не разъясняют.

Эти встречи способствуют улучшению уверенности в себе, укреплению приверженности приема препаратов. «Человек понимает, что он не один со своей проблемой, все эти мероприятия пробуждают интерес к жизни», — говорит Диор.

Особенно это важно для жителей регионов, подчеркивают сотрудники профильных организаций.

Кто ищет, тот находит способы работы

Немного сложнее работать с ЛУИН — лицами, употребляющими наркотики, их нужно привлекать чем-то материальным, к сожалению, не всегда это возможно. В разных проектах предусмотрены, например, загрузка единиц сотовой связи, мотивационные выплаты в размере 8 долларов ежемесячно, продуктовые пакеты и т. д.

Активисты общественных организаций понимают, что такая помощь не постоянна, и с каждым разом все сложнее обосновать эти расходы в проекте, но они ищут возможности для привлечения бенефициаров.

Мухаммед Диор подметил, что для донесения нужной информации до уязвимых людей хороший эффект имеет метод психодрамы. Это – форум-театр, когда несколько человек перед зрителями разыгрывают знакомую многим проблемную ситуацию без концовки, предлагая зрителям выйти на сцену и самим закончить сюжет. Зрители предлагают разные варианты развития событий, активно вовлекаются в процесс, находят ответы на свои вопросы.

Сложно ли быть психологом? Мухаммед Диор отвечает, что ему не сложно, у него есть все качества — доброта, сострадание, желание помочь людям.

«Мы не знаем, кто нуждается в помощи, человек должен сам захотеть прийти [к нам], но если он случайно пришел, значит, ему нужно помочь. Все, что происходит, имеет значение!» — говорит психолог Мухаммед Диор.

Сахира Назарова, Голос свободы, Ош

Фото автора

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=35557

Поделиться ссылкой: