Вместе против пыток: Работа со старыми проблемами в новых условиях

Методы пыток в целом остаются прежними – избиение руками и ногами, удушение пакетом, угрозы, но есть примеры, когда человеку насильно в рот заливали алкоголь.

Голос свободы, город Ош

Согласно изменениям в Конституцию страны, внесенные референдумом в декабре 2016 года, должностные преступления, в том числе, по пыткам, будут расследовать органы национальной безопасности, но надзор за исполнением остается за прокуратурой. Эти и другие вопросы вокруг проблемы пыток обсуждались в пятницу, 14 апреля в Оше на круглом столе, посвященном взаимодействию заинтересованных сторон в эффективности борьбы с этим злом.

Что мешает эффективному расследованию пыток?

Одной из проблем дел по пыткам и жестокому обращению является то, что заявители стали менять свои показания. Другая сложность с затягиванием рассмотрения уголовных дел в судах, суды закрывают дела по необоснованным мотивам.

Эксперт общественного фонда «Лигал просперити» Улугбек Азимов заметил, что раньше было трудно добиться возбуждения уголовных дел, сейчас есть проблема с доведением дел до вынесения приговора в судах.

Бакыт Кетиренов, начальник Отдела по надзору за соблюдением прав граждан в досудебной стадии уголовного процесса Генпрокуратуры КР, отметил, что пытки относятся к латентным преступлениям, которых трудно доказать, так как совершаются в закрытых учреждениях.

«Кроме того, они совершаются людьми с высшим юридическим образованием, что помогает им избегать ответственности. По статистике 96% пыток применяется сотрудниками органов внутренних дел (ОВД) в первые часы задержания и проведения до следственной проверки», — отметил Кетиренов.

По его словам, количество жалоб на пытки уменьшается. Так, если в 2015 году было зарегистрировано 489 обращений по пыткам, то в 2016 году – 435 (на 11% меньше). В прошлом году возбуждено 33 уголовных дела в отношении ста сотрудников силовых структур по статье 305-1 УК “Пытка”.

К уголовной ответственности привлечено 18 лиц, 8 дел направлены в суд. На конец прошлого года в судах рассматривались 48 уголовных дел в отношении 120 сотрудников. Из них по статье “Пытка” — 35 дел.

Основаниями отказа в возбуждении дел по жалобам было отсутствие достаточных данных, изменения показаний на стадии доследственной проверки, — отметил Кетиренов.

В прошлом году органы прокуратуры республики провели более 4 000 внезапных проверок, по результатам которых возбуждено 2 уголовных дела по пыткам, внесено 25 актов прокурорского реагирования, привлечено к строгой дисциплинарной ответственности 7 человек.

Эксперт Улугбек Азимов (в центре) и представитель генпрокуратуры Бактыбек Кетиренов (справа)

Неэффективные проверки и камеры наблюдения

Из 400 отказных материалов по заявлениям о пытках отменено 261 решение (65%). За ненадлежащее исполнение должностных обязанностей 10 работников прокуратуры привлечены к строгой дисциплинарной ответственности.

Одним из барьеров эффективного расследования фактов пыток являются сжатые процессуальные сроки. Решение о возбуждении уголовного дела или об отказе должно быть принято в трехдневный срок, а по материалам, требующим дополнительной проверки, в срок не более 10 дней. Этот срок может быть продлен до одного месяца.

По поводу видеокамер в закрытых учреждениях, адвокат Мухайё Абдураупова заметила, что информация с камер не хранится, поэтому невозможно получить данные видеозаписи в качестве доказательств пыток.

Превентивные посещения, результаты и рекомендации

Худояржан Нарматов, руководитель представительства Национального центра по предупреждению пыток, отметил, что в 2016 году ими проведено 214 превентивных посещений. Из них 18 ночью, 90 посещений совместно с прокуратурой и представителями аппарата омбудсмена, 70 — совместно с НПО.

Поступило 24 заявления, из них 15 направлены в прокуратуру, 3 – в правозащитные организации для предоставления адвокатской помощи. Получено 14 отказов в возбуждении уголовного дела, пока нет возбужденных уголовных дел, есть только 7 актов прокурорского реагирования.

Было рекомендовано внедрить журнал регистрации задержанных по подозрению в совершении преступления оперативными сотрудниками ОВД и ГКНБ по истечении трех часов. Это способствовало бы снижению риска применения пыток в первые часы задержания.

В целях обеспечения прав задержанных женщин нужно принять на работу в качестве постовых милиционеров в ИВС женщин.

Нуридин Нураков, координатор проекта “Поддержка в консолидации национальных усилий по предупреждению пыток… и в борьбе против безнаказанности” (Фонд «Сорос-Кыргызстан»), напомнил, что в составе Коалиции против пыток в Кыргызстане 18 организаций и экспертов. Из них 7 организаций оказывают жертвам пыток правовую помощь.

В 2016 году в Коалицию обратились с жалобами 112 человек, 72 заявления приняты в производство. 93% обратившихся – мужчины. По национальному составу более половины кыргызы, основной возраст 25-45 лет. Отмечено, что 65% заявителей имеют только начальное образование.

Больше заявлений (31%) поступило в Бишкеке, по 19% приходится на Чуйскую и Джалал-Абадскую областям, по городу Ош только 9%. По ним возбуждено всего 14 уголовных дел (21% из всех заявлений), 9 дел передано в суд по статьям «Пытка» и «Превышение должностных полномочий».

По итогам рассмотрения заявлений в прошлом году вынесено 46 отказов в возбуждении уголовных дел. Направлена одна жалоба в Комитет ООН по правам человека.

В дискуссиях участвовали представители госрганов, НПО и журналисты

Тревожные тенденции

По прежнему, люди жалуются на сотрудников МВД (132 жалобы), в последнее время стали чаще жаловаться на сотрудников ГСИН – 10 жалоб, реже – на ГКНБ, против которого поступило всего 3 жалобы. Есть другая тенденция – возросло количество смертей в ИВС.

Методы пыток в основном остаются прежними – избиение руками и ногами, но уже есть примеры, когда человеку насильно в рот заливали алкоголь, применяли огнестрельное оружие. Теперь в основном пытают так, чтобы не осталось следов на теле пострадавшего. Все чаще стали применять психологические пытки – угрожают изнасилованием, арестом родных и близких и другие.

Эффективность расследований все еще остается актуальной. Анализ 56 заявлений показал, что расследование было эффективным только в шести случаях. Расследование не было тщательным в 73% случаев. Все еще имеют место необоснованное затягивание следствия (21% дел), в 35% оно не было независимым, в 32% случаях заявитель был ограничен  в доступе к расследованию.

Правозащитники отмечают пассивность следственных органов, которые несвоевременно проводили или вовсе не предпринимали очевидных и необходимых мер по проверке жалоб. Нет тщательности и оперативности в сборе медицинских доказательств пыток, следователи отказываются от поиска и опроса свидетелей.

Иногда не помогают и указания вышестоящих инстанций, в ответ на которые пишут, что жалобы заявителей не нашли объективного подтверждения, хотя следователи не предпринимали необходимых действий. Следователи выносили отказные решения, в которых мотивировка была такой же, какая была до решения судов об отмене этих постановлений.

Следователи больше ориентированы на результат, а не на качество расследования. Ощущается недостаток технических, финансовых и людских ресурсов. Контроль за расследованием недостаточно эффективен.

Следствие и суды по-прежнему утверждают, что заявители о пытках делают это с целью уйти от ответственности. Стали прекращать расследование по заключению экспертизы о склонности заявителя ко лжи.

Адвокат из Оша Мухайё Абдураупова (слева)

Не важно КТО, важно КАК расследовать

После изменения Конституции, с начала 2017 года расследование должностных преступлений, в том числе пыток, передали спецслужбам.

Как отметил следователь УГКНБ (Управление госкомитета нацбезопасности) по г.Ош и Ошской области Эрлан Султанов, в прокуратуре к этим делам относятся с особой щепетильностью и систематически требуют отчетов от следователей нацбезопасности. Он в своем опыте столкнулся с несвоевременностью обращения по фактам пыток, изменения или отказ от ранее данных показаний и другие.

Эксперт Улугбек Азимов заметил, что в рамках Стамбульского протокола есть возможность определения последствий психического насилия, а отказаться от показаний люди могут под давлением и запугиванием.

Остро встал вопрос создания механизма обращения граждан с заявлениями по пыткам в органы нацбезопасности, учитывая закрытость учреждения. Уже известно, что даже адвокаты подолгу ждут возле ворот УГКНБ в Оше, пока на их звонок выйдет сотрудник ведомства.

Ситуация усугубляется тем, что многие заявители находятся в заключении, в отдаленных районах, где нет подразделений ГКНБ. Практика показывает, что функции «почты» в таких случаях все еще выполняет прокуратура.

Как отметил следователь Султанов, ранее его ведомство не сталкивалось с этой проблемой и имеет небольшой опыт по делам по пыткам. Также было рекомендовано, чтобы сотрудники Наццентра против пыток заявления передавали напрямую в ГКНБ, а не прокуратуру, как ранее.

Бактыбек Кетиренов добавил, что согласно УПК, надзор по делам о пытках остается за органами прокуратуры.

«Если будут нарушения, будем вносить акты реагирования. Если пытки были в ГКНБ, то проверку будет проводить военная прокуратура», — уточнил прокурор.

Круглый стол “Текущая ситуация с расследованием пыток в свете принятых изменений в Конституцию Кыргызской Республики” прошел в рамках проекта Коалиции против пыток в Кыргызстане, в партнерстве ОФ “Лигал просперити”, Генеральной прокуратуры и Фонда Сорос-Кыргызстан при поддержке Европейского Союза.

Сахира Назарова, Голос свободы

Фото автора

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=35721

Поделиться ссылкой: