Как обеспечить верующим мирное сосуществование и взаимопонимание при похоронах?

В постсоветских странах остаются нерешенными целый ряд проблем в религиозной сфере, начиная с браков и кончая с похоронами.

Голос свободы, Бишкек

На прошедшей встрече по религиозным вопросам в Бишкеке, эксперты обсуждали актуальные вопросы религиозной политики в Украине, России, Казахстане, Таджикистане и Кыргызстане. Одним из важных вопросов стала проблема захоронения людей разных религиозных убеждений.

Каково расстояние до зоны моральной защиты?

Были озвучены факты, когда в нескольких областях Кыргызстана мусульманские общины мешали захоронению умерших прозелитов (люди, сменившие веру. — прим. ред.) по религиозным мотивам. Сложности захоронения также возникают из-за переполненности кладбищ, ошибок выделения земель, отсутствия свободных участков, безответственности и безнаказанности глав местных властей, низкой религиозной толерантности в обществе.

Важность работы с лидерами общин отметил руководитель фонда “Открытая позиция” Дмитрий Кабак.

Кабак отметил, что предание умершего человека земле является общим требованием разных культур и религий. Органы власти должны обеспечить возможность погребения представителей разных религий во вверенных территориях.

Эксперт из Украины Андрей Ферт привел пример успешного решения подобных вопросов в Таджикистане. Созданные при районных органах власти специальные комиссии являются примирительной площадкой, что позволяет людям разной веры хоронить на одном кладбище.

В странах Центральной Азии законопроекты по вопросам погребения находятся на стадии рассмотрения. Уголовное и административное право региона не предусматривает особого вида ответственности должностных лиц или граждан за препятствие погребению по религиозным соображениям.

В России нарушение право на свободу вероисповедания может быть квалифицировано как экстремизм и подпадает под действие особого закона.

Что касается расстояний между могилами разных религиозных групп, то в России прописана “зона моральной защиты” – минимум 20 метров. В Кыргызстане в законопроекте “О погребении и похоронном деле” предусмотрено, что это расстояние определяет ОМСУ (органы местного самоуправления) с учетом обрядов религиозных групп.

Позитивное безразличие

В Украине сегодня представлено более 130 конфессий. Как отметил Евгений Харьковщенко, доктор философских наук, заведующий кафедрой религиоведения Киевского национального университета, религиозная жизнь здесь «активная, динамичная и интересная», конфликт на религиозной почве не грозит, так как высокий уровень религиозной толерантности. Определенный конфликт существует только в православном узле.

Европейский путь развития Украины показывает интенсивные признаки секуляризации. Атеизм теряет ругательный оттенок, молодежь все больше становится безразличной к религии.

Крыша одна, религии – разные

Другой профессор из Украины Ирина Богачевская, завкафедрой Национального транспортного университета рассказала о межрелигиозных и межконфессиональных браках в странах постсоветского пространства. Основными причинами увеличения таких союзов после распада Союза являются ухудшение социально-экономических условий, трудовая миграция, усиление межкультурных коммуникаций, кризис традиционной патриархальной семьи.

Современный брак нуклеарный – папа, мама и 1-2 детей, они меньше поддерживают контакты с родственниками. В советский период произошло разрушение религиозного уклада семейной жизни, религиозного воспитания детей.

Изучение этой темы требует знаний религиоведения, социологии, психологии, юриспруденции. С последней позиции интересен вопрос соблюдения прав членов семьи при решении имущественных споров, вопроса с кем останутся дети. С точки зрения религии, каждая семья сама решает вопрос воспитания детей.

В межрелигиозных браках возникает много вопросов: Какие праздники праздновать – Пасху и/или Курбан Байрам? Крестить ребенка или нет? Отдавать на обучение в мечеть или только в общеобразовательную школу? Встречаются сложности при определении религиозной принадлежности детей, что влияет на прочность брака, а таких браков все больше.

“Такие браки у нас являются нормой. У нас нет деления религии на официально признанную и не признанную, у нас равенство религий не только на бумаге, но и в обществе”, — сказала Богачевская.

В Казахстане больше запрещают

Как рассказал Роман Подопригора, профессор Каспийского университета, в Казахстане «законодательство больше заточено на запреты, чем на регулирование». Но в последнее время наблюдаются и прогрессивные подвижки, хотя определенные религиозные вопросы будут рассматриваться через призму экстремизма и терроризма.

Принятый в 2011 году Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» ужесточил процедуру регистрации. После принятия закона из существовавших четырех с половиной тысяч религиозных организаций треть не прошли перерегистрацию. Сейчас в стране представлено 18 конфессий.

Общий тренд – собрания верующих должны проводиться в культовых зданиях и на территории, предназначенной для религиозной деятельности. В другом случае нужно согласование с госорганами. Помимо согласия жителей соседних домов, нужно, чтобы в пределах 300 метров не было зданий госорганов и общеобразовательных учреждений. При этом большинство религиозных объединений не имеет собственных зданий.

Миссионерская деятельность без регистрации не допускается.

Система образования носит подчеркнуто светский характер, любая религиозная активность, символика, религиозная одежда запрещены. Подготовкой религиозных служителей занимаются только духовные учебные заведения. Домашнее обучение, воскресные школы официально не запрещены, но не приветствуются.

Таджикистан: религиозность растет, власти вводят ограничения

Кандидат юридических наук из Таджикистана Муатар Хайдарова отметила усиление религиозности населения, набожности, рост количества мечетей.

В 2016 году в стране зафиксировано более четырех тысяч религиозных объединений, в основном мусульманских. Среди них – Исламский центр, 48 центральных соборных мечетей, более 300 соборных мечетей, более мелких 3 500 мечетей. Официально зарегистрировано 72 объединений неисламских конфессий.

В Исламском институте учатся около полутора тысяч студентов, но в прошлом году студентов тут приняли на 40% меньше. С прошлого года наблюдается ограничение регистрации мечетей, их стали передавать на баланс как культурные объекты. Все мечети контролируются он-лайн центральной мечетью. Идет активная пропаганда против ношения хиджаба женщинами и бороды мужчинами.

Согласно новым нормам, в хадж допускаются лица старше 40 лет. Запрещаются религиозные обряды за пределами мест богослужения. Ужесточается цензура религиозной литературы: все материалы на арабском и персидском языках проходят цензуру.

Запрещены многие сайты и некоторые социальные сети. Священнослужители в мечетях проводят пятничные богослужения строго по утвержденным Духовным управлением темам.

Нужно знать, что запрещать

Виталий Пономарев из Правозащитного центра “Мемориал”, (Москва, Россия) остановился на вопросах экспертизы в уголовных делах по экстремизму и терроризму. Он отметил, что только в Кыргызстане предусмотрено наказание за хранение и распространение экстремистских материалов. В новом Уголовном Кодексе, который вступит в 2019 году, норма изменена на “хранение с целью распространения”.

При этом в Кыргызстане не существует списка запрещенных материалов. В России, например, официальный список запрещенных материалов уже перевалил за 3 000.

В судебной практике в основу дел ложатся лингвистическая, психологическая и  религиоведческая экспертизы. Экспертиза стоит дорого и оплачиваются государством, в случае признания подсудимого виновным, несет расходы он.

Эксперт отметил, что лингвистическая экспертиза требует знаний не только русского языка. Часто в документах встречаются нерусские слова: “халифат”, “дават”, “сухбат” и т.д.

“Откуда специалист русского языка знает их значение? Для некоторых экспертов наличие этих слов может стать показателем приверженности к запрещенной организации”, — сказал Пономарев.

Он рассказал о проблеме, когда один из экспертов не осознавал всю серьезность последствий данного им заключения и необходимости выступить в суде.

Бывает, следствие ставит не очень грамотные вопросы или выходит за рамки своей компетенции, а суды не обращают на это внимание.

Эксперт из Бишкека Индира Асланова отметила, что три года назад полномочия по выдаче заключений были переданы от Государственной Комиссии по делам религий Центру судебных экспертиз при Министерстве юстиции. На практике же суды продолжают выносить обвинительные приговоры на основе заключения сотрудников Госкомиссии по делам религии, хотя официально не являются экспертами в этой области.

Мероприятие организовано общественным фондом “Открытая позиция” в партнерстве с Норвежским Хельсинским Комитетом и украинской общественной организацией “Центр демократических институций”.

Сахира Назарова, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=35768

Фото автора

Поделиться ссылкой:

Мы в соцсетях


Подписаться на новости


Последние новости