ИВС: Незаконные аресты способствуют пыткам и несправедливым судебным приговорам

В преддверии отчета Кыргызстана перед Комитетом ООН по исполнению Конвенции против пыток, страна обсуждает вопросы прав заключенных в ИВС.

Голос свободы, Бишкек

По данным Института акыйкатчы (омбудсмена) и Национального центра по предупреждению пыток в Кыргызстане, задержанные по подозрению в совершении преступления находятся в ИВС намного больше чем предусмотренные сроки в законодательстве.

Есть люди, которые содержатся там годами вместо разрешенных 48 часов. Причина здесь не только в отсутствии СИЗО в некоторых регионах.

Вопросы соблюдения прав человека в ИВС (изоляторах временного содержания) обсудили на круглом столе “Соблюдение права на свободу от незаконного содержания под стражей и медицинскую помощь в ИВС органов внутренних дел…” в Бишкеке. Он был организован Национальным центром по предупреждению пыток (НЦПП) при поддержке Международной тюремной реформы (PRI).

Когда бессилен депутат…

Депутат Жогорку Кенеша Ирина Карамушкина чувствует себя виноватой за то, что в свое время не cмогла активно участвовать в судьбе задержанного, который погиб после ее посещения в СИЗО. В этом она призналась выступая перед участниками круглого стола в Бишкеке.

“По словам жены и самого осужденного, его подставили и в этом деле замешаны участковые инспектора милиции. После моего посещения его перевезли в другое учреждение, где он погиб. После этого я не доверяю начальнику этого учреждения. Им нужно было, чтобы он умер, потому что он много знал. Если бы правда вышла наружу, то очень многие, кто носил погоны, могли бы попрощаться со своими должностями…”, — сказала Карамушкина.

Суды содействуют пыткам

Выступая на круглом столе региональный директор Международной тюремной реформы Азамат Шамбилов отметил, что Кыргызстану предстоит в скором времени отчитаться перед Комитетом ООН по исполнению Конвенции ООН против пыток. Там, в частности будет подниматься и этот вопрос, так как содержание человека в ужасающих условиях изоляторов приравниваются к пыткам.

Часто само содержание в ИВС, где нет элементарных условий, заставляет людей признаться в любых преступлениях, которых они не совершали – лишь бы покинуть эти сырые, душные и темные камеры.

По словам Нурдина Сулайманова, директора НЦПП, большинство содержащихся в ИВС людей ранее не были судимы, они часто не представляют угрозу обществу. Но во время избрания меры пресечения судьи не учитывают эти факты и часто отправляют задержанных под арест.

По мнению главы Наццентра, заключение под стражу — это сильное психическое воздействие на человека. «Человек, который впервые изолирован от общества, испытывает страх, растерянность и безнадежность».

«Вследствие чего он готов на все, начиная с готовности «откупиться» и заканчивая готовностью дать любые признательные показания. И в большинстве случаев правоохранительные органы используют эту меру в качестве наказания и способа вымогательства», — сказал Сулайманов.

Участники отметили, что нужно провести серьезную разъяснительную работу, чтобы суды относились к выбору меры пресечения с точки зрения соблюдения прав человека.

В настоящее время в около 95% случаях суды назначают меру пресечения в виде ареста, что является косвенным показателем коррупционности этой системы. Ибо оперативники всегда заинтересованы в аресте человека, в свою очередь, задержанные могут избежать его заплатив нужную сумму.

Тянут время до и после ареста…

По словам Кубата Оторбаева, омбудсмена страны, посещая ИВС страны, в Сузакском районе Джалал-Абадской области они столкнулись с фактом, когда гражданин Чопоев находился в ИВС с октября прошлого года. Есть и другие люди, которые в ИВС находятся больше года.

В ИВС Баткенского района более 10 суток содержатся 12 человек. В ИВС города Джалал-Абада во время посещения свыше 10 суток содержались 31 человек, — сообщил Оторбаев.

В ходе мониторинга 42 из 46 ИВС по всей республике, который провел НЦПП, были опрошены 172 задержанных. В ходе превентивных посещений в этих ИВС находились более 550 граждан.

При этом 51% опрошенных ранее не привлекались к уголовной ответственности. 17% были ранее судимы, но судимость была погашена.

Сулайманов отметил, что фактическое время задержания не соответствовали данным протокола о задержании. 32% опрощенных лиц заявили, что с момента фактического задержания более трех часов находились в кабинетах следователей и оперативных работников и в других местах. То есть, две трети опрошенных не были водворены в ИВС в определенные законом сроки.

“[Вне здания милиции] 13% задержанных находились более 12 часов, 9% более одной сутки, 12% людей – более двух суток. Только 34% опрошенных были водворены в ИВС в течение трех часов после фактического задержания”, сказал он.

Кубат Оторбаев также сообщил, что задержанных граждан не доставляют в милицию сразу, а держат “в разных местах”. В качестве примера он привел случай с гражданином Сабировым Абдурауфом, который был задержан в Сузакском районе и перевезен в город Узген, что 40 километрах от места задержания. Там в течение двух суток его с малолетним сыном держали… в кафе.

“Малолетний мальчик двое суток находился рядом с отцом, это, конечно огромная психологическая травма для его [и отца]”, — сказал Оторбаев.

Таким образом, как отметил Оторбаев, сотрудники МВД применяют пытки ни в самих ИВС, где усиливается контроль, а за их пределами.

Омбудсмен Кубат Оторбаев и депутат Ирина Карамушкина

Медики боятся, но не преступников

Другим важным вопросом в работе ИВС является доступ задержанных к медицинскому обслуживанию. Лишь в некоторых ИВС есть врачи, которые получают доплату за счет проектов правозащитных организаций. В других случаях медики и медицинские учреждения не заинтересованы в оказании качественных услуг арестантам.

Помимо финансовых вопросов, связанных с доплатой врачам, обеспечением медикаментами и других, медики нуждаются в защите. Как отметили участники, они боятся не возможных преступников, которым нужно оказать помощь, а милиционеров, которые требуют скрыть следы пыток. При этом в адрес медиков звучат серьезные угрозы.

“Элитное” СИЗО?

На весь юг Кыргызстана до недавнего времени работало одно СИЗО в городе Оше, из-за чего большинство задержанных в регионе содержались в ИВС в нарушение национальных законов и международных стандартов.

После многолетнего лоббирования вопроса правозащитниками, в июне 2016 года там было открыто СИЗО, однако это принесло больше разочарования из-за его неоправданного статуса. Было решено, что там будут содержаться только женщины и дети.

Как отметил Оторбаев, сегодня в этом СИЗО находятся около 10-15 женщин, а работают 60 сотрудников. При этом в отдельных ИВС, где содержатся около 40 арестантов, в ночное дежурство остаются всего два милиционера. Нередко эти ИВС переполняются, тогда как новое СИЗО практически пустует.

“Когда усилиями гражданского общества и международных доноров было построено СИЗО в городе Джалал-Абаде все радовались…. Но, к сожалению, вопрос переполненности ИВС в регионе так и не решилось”, — сказал омбудсмен.

Элиф Со, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=36580

Поделиться ссылкой: