Репрессивные методы борьбы с экстремизмом приводит к радикализации заключенных

В Кыргызстане не соблюдаются права заключенных, осужденных за экстремизм и терроризм. К такому выводу пришли авторы специального исследования.

Голос свободы, Бишкек

Мониторинг условий содержания заключенных – членов радикально-экстремистских организаций в колониях Кыргызстана проведен Центром религиоведческих исследований.

По словам главы Центра Индиры Аслановой, были охвачены 9 исправительных колоний, проведено 60 интервью с осужденными в возрасте 22-71 года, в том числе женщин.

Это была категория заключенных, лишенных свободы сроком от 2 до 20 лет за преступления религиозно-экстремистского характера.

Около половины осужденных составляют лица узбекской и уйгурской национальностей, 36,20% – кыргызы. Более 77 % из них вину не признали, 62% опрошенных считаются рецидивистами.

Радикализация за решеткой

В колониях есть возможность совершать намаз. Поступает много просьб дать возможность читать религиозную литературу. Светское государство они считают «кяфирской» властью.

Как отметила Асланова, «условия их содержания не работают на реабилитацию заключенных террористов и экстремистов. У этой категории осужденных нет доступа к труду и образованию. В местах лишения свободы они радикализуются.

«Имеются и суицидальные риски», — сказала Асланова.

Руководство ГСИН (Госслужбы исполнения наказаний) отчасти согласилось с выводами специалистов. Как сообщил глава ГСИН Талайбек Жапаров, разработана программа снижение числа заключенных – членов религиозно-экстремистских организаций и их реинтеграции в общество после освобождения.

«Ведь часто люди радикализуются из-за незнания и непонимания происходящего. Ответственность государства и общества заключается в вовлечении заблудших в общественную деятельность, во избежание радикализации наших граждан», — считает Жапаров.

Александр Федулов, глава программного офиса Управления по наркотикам и преступности (УНП) ООН в Кыргызстане поделился своими опасениями в этой сфере. Он отметил, что «здесь не должно быть репрессивных мер, а требуется кропотливая, долгая работа».

«Распространение радикальных идей может происходить и на зоне. И роль государства – грамотная профилактика. Чтобы заблудшие переосмыслили ситуацию, в которой оказались. Наша цель – помочь ГСИН выявлять потенциал для их исправления. Выявить причины радикализации, их мотивы – наша задача», — сказал Федулов.

Репрессии тут не помогут

По данным ГСИН КР, на сегодняшний день в колониях страны содержатся более 10 тысяч заключенных, около 300 из них привержены радикальным идеям. Главное, считают в ведомстве – перевоспитать этот контингент, чтобы вернуть их к нормальной жизнедеятельности.

«Работа в этом направлении ведется и уже есть отрекшиеся [от своих идей]», сообщают в ГСИН.
Ашита Митталл — представитель УНП ООН проинформировала, что в 2015 году подписана программа для стран ЦА. Она отметила, что есть люди, которые симпатизируют радикалам и этому способствует также коррупция во власти.

«…Изоляция приводит только к уязвимости. Нужны минимальные стандарты условий содержания заключенных, способствующих их реабилитации, интеграции в общество», — сказала Ашита Митталл, отметив, что также нужно снизить количество тюремного населения.

Куат Рахимбердиев, эксперт из Казахстана утверждает, что пенитенциарная профилактика – специфическая деятельность. У заключенных террористов высокая тревога и депрессия.

По его мнению, портрет экстремиста обычно таков: возраст 25 лет, из села, бедный, имеет среднее образование, безработный. Живет, как правило, с женой, детьми и престарелыми родителями.

Предпосылка их террористической деятельности – социальная уязвимость, и испытанная когда-то психологическая травма. Зачастую находится в состоянии сильного эмоционального дисбаланса, у него незрелая ценностная ориентация.

«И репрессии здесь не выход, карательные меры лишь умножают их ряды», — считает эксперт.

По данным специалистов, в терроризм все больше вовлекают женщин в возрасте 18-60 лет. Задерживаются силовиками, как правило, исполнители террористических актов, но не выявляются подстрекатели и организаторы. В этой связи нужно акцентировать работу именно в этом направлении.

Выход – в гуманности и соблюдении прав человека

Исходя из всего этого, эксперты УНП ООН призывают гуманно относиться к этой категории лиц и уважать их права даже за тюремной решеткой.

Представитель Антитеррористического центра СНГ Бакыт Дубанаев считает, что задача правоохранительных органов – предупредить сращивание организованной преступности с адептами терроризма.

«Уголовный мир прикрывается религиозными лозунгами, это сейчас «модно». Уже идет насильственный отбор детей для их единоверцев. Мы решили экстремистов содержать отдельно, их реабилитация должна быть комплексной», — сказал Дубанаев.

Религиовед из Казахстана Юлия Денисенко говорит, что их адепты обучены манипулированию сознанием собеседника. К сожалению, в процесс реабилитации не включены психологические службы.

Эксперты сошлись во мнении, что назрела необходимость демонтировать мистицизм вокруг ИГ (Исламское государство). Это вызов международной политической системе. Сегодня они – серьезная угроза, для человечества, а противостояние с ними похоже на бесконечную борьбу.

В Кыргызстане с 2019 года планируется запустить работу Службы пробации, что как надеются специалисты, также станет подспорьем в перевоспитании заблудших соотечественников.

Толкун Наматбаева, Голос свободы, Бишкек

Адрес статьи: http://golos.kg/?p=36592

Поделиться ссылкой: